Welcome to Rio Bravo 76

Наши здешние дни - только карманные деньги, гроши, звякающие в пустоте, а где-то есть капитал, с которого надо уметь при жизни получать проценты в виде снов, слёз счастья, далёких гор.

Владимир Набоков, "Дар".

Маяк / The Lighthouse (2019)

Режиссёр: Роберт Эггерс   В ролях: Уиллем Дефо,  Роберт Паттинсон,  Валерия Караман

Герметичный артхауз в ретро-колорите моряцких баек.

Конец 19 века, маяк где-то на краю океана. К старому смотрителю (Уиллем Дефо) присылают молодого подчиненного (Роберт Паттинсон). Шторм, еды мало, спирта много. Персонажей начинает поглощать алкогольный делирий, а излишне доверчивого зрителя бездна разверзшихся смыслов. С размаху чаще сравнивают с отечественными фильмами "Как я провёл этим летом" и "Зелёный слоник", и причины свои есть, но сходство лишь поверхностное.

Мне "Маяк" показался такой постмодернистской игрулькой, хорошо сыгранной, стильно исполненной в квадратном чёрно-белом кадре - которая забавляет и увлекает в первой половине, во второй же оставляет со скептическим прищуром, ещё если учесть, сколько там можно списать на белую горячку. Знаком сей приём - наметить побольше могучих метафор карандашиком, разбросать по поляне, зрителю нужно лишь ткнуть в нужную, найти опорные моменты, обосновать, по желанию, повоевать со ткнувшими в пункт рядом.

Сам автор нарезает круги хитрым умелым угрём, и четкую пролетарскую позицию не заявляет - каждый волен толковать по желанию. Так что кому Нептун, взывающий к почтению, кому Прометей, умыкающий огонь, кому криминальное раздвоение личности, кому курсовая на тему исследования мужского бессознательного в ограниченных локациях, крепленая фрейдистским символизмом, кому медицинский плакат о вреде чрезмерного употребления спиртосодержащих жидкостей, а кому-то просто русалка.

В принципе, это разрабатывает какие-то тропинки мышления, наверное, но вот от по-человечески сострадательного отношения к героям уводит. И претензия на честную притчу, считаю, не сработала — притча не обязана рубить с плеча, но и компилятивность ей скорее вредит, выдает ориентацию на пресыщенных любителей интеллектуальных ребусов. Так что до шторма — хорошо, после шторма - история слегка даёт фестивального петуха с щупальцами.

Автор вместо того, чтобы от души дорассказать историю всё пытается сыграть со мной в какую-то игру, а уже и не очень хочется. Поэтому увы, лишь скептический прищур. Что в фильме ценно - не артхаусные изыски постановки, а внимание режиссера Роберта Эггерса к местечковому фольклору, что хорошо сработало в предыдущей его работе "Ведьма", надеюсь, проявит себя и в будущем.

xraptor ( Живой Журнал автора )

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Willem Dafoe

Robert Pattinson

Valeriia Karaman

«False Idols. Test of Time» (Various Artists), 2019

Существует известная байка, что Квентин Тарантино на реплику «А ведь ты так и не снял ничего круче Pulp Fiction!» выдал презрительное «А кто снял?». Блестящие вундеркинды 90-ых ломали жизнь об колено, но, как заметил один немолодой любитель Герберта Уэллса, «жизнь оказалась сильней». В ряду тех, кто самозабвенно и виртуозно вырывал поражение из цепких лап победы, уроженец Бристоля Эдриан Тоус по прозвищу Tricky занимает особое место.

Трики давно и наотрез открестился от трип-хопа, в крёстные отцы которого его когда-то выдвинул профсоюз музыкальных критиков. В последнее время он осел в Берлине, основал собственный лейбл False Idols и время от времени выпускает на нём как сольные альбомы, так и экзотические компиляции, на которых представлены записи артистов, чем-то привлекших его внимание.

Сборник «False Idols.  Test of Time» отражает бардак в голове, которым всегда был славен Трики - тут есть шумный мексиканский арт-панк и китайская авангардистка, французский адепт The Velvet Underground Рудольф Бурже и Лирой Торнхилл из The Prodigy, депрессивные девушкины песни и трек от Bob Vylan, сделанный по всем канонам так называемой новой школы русского рэпа (разве что гнусавого выкрика «эщкере!» не хватает).

Тем не менее, лучшими предсказуемо оказались треки, к которым приложил руку сам Трики. Этим сборником он в который уже раз доказал - человек, записавший «Maxinquaye» и «Pre-Millennium Tension», имеет пожизненную индульгенцию на презрительную гримасу по отношению к миру. Ну а ответом на вопрос «Кто за двадцать лет сделал что-то лучше?» будет, вероятнее всего, звенящая тишина.

Доктор Уильям С. Верховцев

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

 

Top Albums of the Year (2019)

Dominik Von Senger  ‎ —  Brüsseler Platz

«False Idols.  Test of Time»  (Various Artists)

Jamie Saft / Steve Swallow / Bobby Previte  —  You Don’t Know The Life

Lambchop  —  This (Is What I Wanted To Tell You)

Mariola Membrives & Marc Ribot  ‎ —  Lorca, Spanish Songs

NOSUHA  —  Drama

«The Godfather of Odd.  A Hardy Fox Tribute»  (Various Artists)

The Crazy World of Arthur Brown  —  Gypsy Woodoo

WolfWolf feat. Dieter Meier & Martin Wanner  ‎—  Fat Fly / Tagedieb  (7'')

Zombierella's Tentative Reels  —  Suicide Commando / Zombie Cadavre  (7'')

 

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Tricky   Photo by Antoine Le Grand

Dominik Von Senger - Brüsseler Platz (2019)

«Папа всегда говорил: уничтожай архивы!» - юродствовал, зыркая парализованным глазом из под стального шлема, великий Янковский. Немцы CAN, напротив, тщательно фиксировали все свои репетиции, чтобы позже из спонтанных многочасовых импровизаций извлечь и закрепить самые удачные ходы. Доминик фон Зенгер, игравший с Шукаем, Либецайтом и другими экс-кэновцами, усвоил этот урок. Благодаря ему теперь приоткрыта давно заколоченная дверь и все желающие могут хотя бы одним глазком увидеть ту кухню, на которой пёстрая команда кёльнских кулинаров готовила самые изысканные музыкальные блюда начала восьмидесятых.

На «Brüsseler Platz» представлены хаотичные студийные джемы, записанные во время работы над альбомами Phantom Band, Dunkelziffer и дебютным сольником самого фон Зенгера. Хронометраж пластинки чуть более получаса, номера в основном короткие и сведены без пауз. Получившийся результат точнее всего назвать Фестиваль всего на свете. Ганский перкуссионист Рибоп Кваку Баа лупит по конгам как заведённый, гитара свербит в стиле корифея CBGB Роберта Квина, нью вэйв спорит с рэггей и ещё чорт знает чем, индустриальный треск заглушает патоку дневных мыльных опер, а саундтреки из винтажной фантастики соседствуют с недавно родившимся хип-хопом.

Доктор Уильям С. Верховцев

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

 

Top Albums of the Year (2019)

Dominik Von Senger  ‎ —  Brüsseler Platz

«False Idols.  Test of Time»  (Various Artists)

Jamie Saft / Steve Swallow / Bobby Previte  —  You Don’t Know The Life

Lambchop  —  This (Is What I Wanted To Tell You)

Mariola Membrives & Marc Ribot  ‎ —  Lorca, Spanish Songs

NOSUHA  —  Drama

«The Godfather of Odd.  A Hardy Fox Tribute»  (Various Artists)

The Crazy World of Arthur Brown  —  Gypsy Woodoo

WolfWolf feat. Dieter Meier & Martin Wanner  ‎—  Fat Fly / Tagedieb  (7'')

Zombierella's Tentative Reels  —  Suicide Commando / Zombie Cadavre  (7'')

 

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *


Reebop Kwaku Baah & Dominik Von Senger

10 музыкальных альбомов 2019 года

Top Albums of the Year (2019)

Dominik Von Senger  ‎ —  Brüsseler Platz

«False Idols.  Test of Time»  (Various Artists)

Jamie Saft / Steve Swallow / Bobby Previte  —  You Don’t Know The Life

Lambchop  —  This (Is What I Wanted To Tell You)

Mariola Membrives & Marc Ribot  ‎ —  Lorca, Spanish Songs

NOSUHA  —  Drama

«The Godfather of Odd.  A Hardy Fox Tribute»  (Various Artists)

The Crazy World of Arthur Brown  —  Gypsy Woodoo

WolfWolf feat. Dieter Meier & Martin Wanner  ‎—  Fat Fly / Tagedieb  (7'')

Zombierella's Tentative Reels  —  Suicide Commando / Zombie Cadavre  (7'')

Hildegard Knef, 1952. Photo by F.C. Gundlach

Из заметок тайного советника явствует, что он был убежден в наличии у Альрауне какого-то особого свойства, способного оказывать вполне определённое влияние на окружающих. Этим объясняется то, что профессор старался собирать все факты, которые способны подтвердить его гипотезу. Правда, благодаря этому жизнеописание Альрауне, составленное её «создателем», было не столько сообщением о том, что она делала, сколько скорее перечислением того, что делали другие — под её влиянием: лишь в поступках людей, соприкасавшихся с нею, отражалась жизнь Альрауне.

Она казалась тайному советнику своего рода фантомом, призрачным существом, которое не может жить в себе самом, тенью, излучающей вокруг себя ультрафиолетовые лучи и воплощающейся лишь в том, что происходит вокруг. Он до такой степени ухватился за эту мысль, что по временам не верил, что перед ним человек: ему казалось, будто он говорит с каким-то нереальным созданием, которое он лишь воплотил в кровь и плоть, с бескровной, безжизненной куклой, на которую он надел маску жизни. Это льстило его старому тщеславию: ведь только он был конечной причиной всего того, что свершилось благодаря и через Альрауне.

Он наряжал свою куколку с каждым днем всё красивее и красивее. Он передал ей бразды правления, подчинялся сам не меньше других её капризам и желаниям. С той только разницей, что воображал, будто на самом деле властвует он, что в конечном итоге лишь его воля проявляется через посредство Альрауне.

Ганс Эверс,  «Альрауне. История одного живого существа»,  1911 г.

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

28 декабря 1925 года в городе Ульм (Германия) родилась актриса и певица Хильдегард Кнеф

Девушка пела в церковном хоре... (вариации)

Brigitte Lahaie

La jeune fille chantait dans le choeur de l’église

Pour tous les fatigués dans un lointain pays

Pour tous les bateaux partis en mer

Pour tous ceux qui ont oublié la joie

Ainsi chantait sa voix, s’envolant vers les voûtes

Ét un rayon de lumière sur son épaule dansait

Et chacun la regardait émerger des ténèbres

Ecoutait chanter sa robe blanche dans la nuit

Et tous croyaient que la joie allait revenir

Que les bateaux avaient un havre sûr atteint

Qu’en pays étranger, les hommes las et seuls

Une vie claire et sereine avaient enfin trouvée

Et douce était la voix, brillant le rayon de lumière

Et seul, là-haut, près de la Porte sacrée

Pleurait l’enfant participant aux Mystères

Pleurait parce que personne ne reviendrait jamais

Alexandre Blok, 1905

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Marianne Faithfull, 1973

A girl sang a song in the temple's chorus

About men, tired in alien lands

About the ships that left native shores

And all who forgot their joy to the end

Thus sang her clean voice, and flew up to the highness

And sunbeams shined on her shoulder's white

And everyone saw and heard from the darkness

The white and airy gown, singing in the light

And all of them were sure, that joy would burst out

The ships have arrived at their beach

The people, in the land of the aliens tired

Regaining their bearing, are happy and reach

And sweet was her voice and the sun's beams around

And only, by Caesar's Gates - high on the vault

The baby, versed into mysteries, mourned

Because none of them will be ever returned

Alexander Blok, 1905

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Virna Lisi,  Zanna Bianca / White Fang,  1973

Девушка пела в церковном хоре

О всех усталых в чужом краю

О всех кораблях, ушедших в море

О всех, забывших радость свою

Так пел её голос, летящий в купол

И луч сиял на белом плече

И каждый из мрака смотрел и слушал

Как белое платье пело в луче

И всем казалось, что радость будет

Что в тихой заводи все корабли

Что на чужбине усталые люди

Светлую жизнь себе обрели

И голос был сладок, и луч был тонок

И только высоко, у Царских Врат

Причастный Тайнам,- плакал ребёнок

О том, что никто не придёт назад

Александр Блок, 1905

Советский фанк. Десять шедевров

Фанковые вибрации, заполонившие мир еще в конце 1960-х, не могли не проникнуть за железный занавес. Знойный фанк в качестве острой приправы могли добавить в свои работы советские джазмены, мятежные рок-группы, мастера эстрады. И даже бесконфликтные ВИА нет-нет да и бросались в омут с головой, пускаясь в эксперименты с новомодным саундом!

Муслим Магомаев. Город мой, Баку (1973)

Песня, без которой любой сборник советского фанка будет неполным. Абсолютно беспроигрышный боевик с потрясающей духовой секцией, бомбическим ритмом и экспрессией аккомпанирующей группы Джеймса Брауна. И все это усилено харизмой главного сердцееда советской эстрады! "Город мой, Баку" содержится на альбоме "Песни Полада Бюль-Бюль оглы". В отснятом для телевидения клипе Муслим Магомаев, воспевающий красоты родного города, похож на Шона Коннери в саге о Джеймсе Бонде.

Валерий Ободзинский. Любимая, спи (1973)

Мощная команда: композитор Давид Тухманов, поэт Евгений Евтушенко и сладкоголосый Валерий Ободзинский. Трек вышел что надо: с сочными дудками, неостановимым грувом, деревьями в мольбах, хромуче-дремучим псом, который лижет соленую цепь. И легкой долей абсурда: после признания "Знай, что невинен я в этой вине" следует отчаянный зов "Прости меня, слышишь, прости меня!"

Александр Градский. Маневры (1974)

Инструментальная композиция Александра Градского, до сих пор не изданная на CD. Украсила фильм "Романс о влюбленных" режиссера Андрея Михалкова-Кончаловского. Особенный, "молодежный" настрой фильма требовал, чтобы и музыка в нем была современной. Для записи саундтрека пригласили 25-летнего выпускника института им. Гнесиных Александра Градского. Тот написал "Маневры" - по саунду настоящий blacksploitation funk!

ВИА "Самоцветы". У нас, молодых (1975)

Только послушайте эту потрясающую интродукцию! "Самоцветы" явно слушали что-то запрещенное, буржуазно-западное. Дальше следует назидательный текст о пользе труда и моногамии, но инструментальная подложка продолжает фанковую линию. Смесь комсомольского идеализма и изощренного грува.

Нина Бродская. Зелье приворотное (1978)

На сборнике песен Анатолия Кальварского прячется бриллиант - "Зелье приворотное" в исполнении Нины Бродской. Сочетание аранжировки и лирики создает ощущение психоделик-соула в духе Rotary Connection. Явные западные влияния! Не случайно спустя год после записи певица уехала в США, где и живет по сей день.

Воскресенье. В жизни, как в темной чаще (1979)

Патриарх отечественной рок-сцены Евгений Маргулис любит не только блюз, но и фанк. В составе "Воскресения" он "дал Стиви Уандера", исполнив хулиганскую "В жизни, как в темной чаще". В момент записи он был навеселе и спел без репетиций, за один дубль, после чего отправился спать. Позже песня была перезаписана группой, но уже в совершенно ином ключе, а Маргулис к тому моменту уже ушел в "Аракс".

ВИА "Веселые ребята". Никогда не поверю (1979)

Культовая пластинка "Веселых ребят" "Музыкальный глобус" содержит каверы западных хитов. Среди них есть жесткий грув "Никогда не поверю" - переделка "Never Change Lovers In The Middle Of The Night", известной в исполнении Boney M. Получилось весьма убедительно, не хуже, чем в оригинале!

ВИА "Ритм" п. р. А. Авилова. Все силы даже прилагая (1980)

У ранней Пугачевой можно найти немало фанковых номеров. Но я особенно люблю пластинку "Дискотека А". Их репертуара Аллы Пугачевой", на которой записаны инструментальные версии ее хитов. "Все силы даже прилагая" звучит не хуже, чем записи, например, Чаки Хан того же периода. Весьма упруго и качово!

"Я выпустила пластинку, которая называлась "Дискотека А". Небольшой тираж был, это была первая попытка. Но в то время слово "дискотека" запрещалось. Тогда первая дискотека была в Питере. Мы очень боялись туда ходить, но с трепетом все же приходили, и я плясала, будучи уже популярной и известной"         (Алла Пугачева, интервью журналу "ОМ", май 1997)

София Ротару. Темп (1980)

Среди песен к фильму "Баллада о спорте", написанных Александрой Пахмутовой и Николаем Добронравовым, есть диско-фанк-гимн "Темп". Его исполняет молодая, полная сил и боевого задора София Ротару. В фильме речь идет о Спартакиаде 1979 года, но чувствуется приближение Олимпийских игр 1980 года! А потому песня аранжирована по-западному, дерзко и мощно. Мне особенно нравится трогательный клавесин!

Группа Стаса Намина. Урок борьбы (1984)

Опять Полад Бюль-Бюль оглы. Этот потрясный образец карате-фанка сопровождает сцену обучения восточным единоборствам в фильме "Не бойся, я с тобой!.." Как ни странно, фильм прошел цензуру, хотя всякие поветрия вроде карате были на тот момент на полулегальном положении. Под влиянием киношного Сан Саныча и этого трека сотни мальчишек начали практиковать приемы борьбы с обязательным "Кия!"

Игорь Цалер

Оригинал на Яндекс Дзен

Anna Karina, Chinesisches Roulette (1976)

Hanne Karen Blarke Bayer  (22 September 1940 — 14 December 2019)

Bill Drummond & Jimmy Cauty, The KLF. Photo by Kevin Cummins

Ненавижу всех, кто обзывает «дерьмом» и «дрянью» всё, что мы сделали с Джимми – ты изобретаешь красивую ложь, осуждаешь, истекаешь кровью, отдаёшь своему делу всего себя, а эти мудилы считают, что это такой прикол, что это ты так дурачишься. Развлекаешься. Я не дурачусь. Ненавижу дурачиться. Сама идея дурачества бесит меня настолько, что мне сразу хочется кого- нибудь стукнуть.

В прошлом году мы с Джимми сняли два клипа. На «Justified and Ancient» и «America: What Time is Love». Снимали на Pinewood, самой большой киностудии в Европе (самой большой – по площади крытых съёмочных павильонов). У нас было всё: массовка в несколько тысяч, викинговские корабли, Тэмми Уиннет, декорации, грандиозные, как падение Римской империи, передвижные буфеты, чтобы накормить пять тысяч человек, виннебаго, дельные техники, которые тут же бросались исполнять каждую нашу прихоть. И зачем мы всё это затеяли? Мы это делали не для себя. Мы это делали для MTV.

Всё, больше об этом ни слова; иначе я точно кого-нибудь пришибу. Меня всё бесило, буквально всё. Эти съёмки меня сокрушили, убили. Я был абсолютно беспомощным, замороженным. Всё в жизни рушилось, и я ничего не мог сделать. Я, конечно, пытался держаться; делал вид, что я знаю, что происходит. Но я продержался не дольше трёх месяцев, а потом неизбежно сорвался, впал в помешательство и очнулся в Мексике, на вершине пирамиды, на высоте 12 000 футов над уровнем моря, где я в одиночестве встречал рассвет.

Я проехал по Мексике 2000 миль, я не ел и не спал двое суток, и оказался в итоге на окраине Браун-свилля. Я бродил, неприкаянный, в темноте. Густой ночной воздух был жарким и душным; в кронах деревьев громко кричали какие-то экзотические птицы. Там были блинные и пиццерии, стейк-хаусы и гамбургер-бары. Всё как будто кричало: «Это всё – для тебя! Всё, что ты хочешь, и даже больше!» Все эти бедные мексиканцы, которые рвутся сюда через границу… ради чего? Ради этого?!

Что-то прошуршало в траве у меня под ногами. Я глянул вниз. Что-то там шевелилось. Змея. Длиной футов в пять. Она посмотрела на меня, на миг наши взгляды встретились, а потом она уползла. Насовсем. Я нашёл телефон-автомат. Позвонил Джимми за счёт вызываемого абонента и сказал ему, что со мной всё в порядке.

Билл Драммонд,  «Дурная Мудрость» / «Bad Wisdom»