Welcome to Rio Bravo 76

Наши здешние дни - только карманные деньги, гроши, звякающие в пустоте, а где-то есть капитал, с которого надо уметь при жизни получать проценты в виде снов, слёз счастья, далёких гор.

Владимир Набоков, "Дар".

Wild Billy Childish & CTMF — Brand New Cage (2017)

01  Brand New Cage     02:13

02  You Destabilise Me     02:40

03  Under Blue Montana Skies     03:48

04  It's All Gone Wrong     04:22

05  What About Brian     02:17

06  In The Devil's Focus     02:53

07  Are You Better Than Me?     04:44

08  In A Parallel World     02:15

09  The Punk Was In Me (And it Had Come Out)     03:30

10  Something's Missing Inside     03:02

11  I've Got A Conflicted Mind     02:47

12  Bullet Proof     03:21

*    *    *    *    *    *    *    *    *    *

Guitar, Vocals, Backing Vocals, Bass – Billy Childish

Vocals (Track 4, 12), Bass, Guitar – Julie Hamper

Drums, Percussion – Wolf Howard

*    *    *    *    *    *    *    *    *    *

Билли Оголтелый

«Мы как старая вишня в саду - и срубить жалко, и плоды слишком горькие для супермаркета».

Билли Чайлдиш

В чём только не был замечен гуру британского гаражного рока Билли Чайлдиш: создал и распустил немыслимое количество музыкальных проектов; делил сцену с Psychic TV и Master Musicians of Joujouka; посвящал песни Кайли Миноуг и вывел в люди Холли Галайтли; выпускал поэтические сборники и писал картины; основал художественную группу и отрёкся от неё — несмотря на все эти диковинные коленца, Чайлдиш всю свою карьеру находился где-то на обочине всеобщего внимания и, похоже, что такой расклад его вполне устраивает.

Wild Billy Childish & CTMF - относительно новый его проект, в котором задействованы сам маэстро, его жена Джули Хампер (она же "медсестричка Джули") и старый чайлдишевский знакомый Вольф Ховард - фотограф, художник, поэт и барабанщик. Иногда в студийных сессиях CTMF участвуют неуловимые и легендарные провокаторы-электронщики Джимми Каути и Билл Драммонд, более известные как The KLF (эншес оф муму, америка / вот тайм из лов, миллион фунтов псу под хвост - да уж, были времена...)

Впрочем, послушать совместное музицирование банды оголтелого гаражника Билли и арт-партизан The KLF не так-то просто. Ни на одном из пяти полноценных альбомов CTMF этих записей нет. Хитроумный Чайлдиш выпустил в 2013 году серию семидюймовых виниловых синглов, на каждом из которых было по паре песен с участием Драммонда и Каути. Всего вышло шесть таких релизов, тираж каждого не превышал 150-200 экземпляров, ну а чтобы окончательно всех запутать, синглы были выпущены на трёх разных рекорд-лейблах.

Вволю наигравшиеся в семидюймовые кошки-мышки, Чайлдиш и компания рады представить свой новый долгоиграющий альбом Brand New Cage. Никаких загадок и специальных гостей, никаких томных медлячков и длинных гитарных запилов, один лишь резкий, шумный и бескомпромиссный гаражный панк, на котором Билли собаку съел («I Wanna Be Your Dog» была бы здесь очень кстати).

"Это энергичный танец!", как было совершено справедливо сказано в х/ф «Афоня».

Один сюрприз - да ещё какой! - у альбома всё-таки имеется. Дважды к микрофону прорвалась супруга Чайлдиша Джули Хампер, и обе эти вылазки нужно признать удачными. В первом случае («It's All Gone Wrong») медсестричка Джули приготовила бодрящий физраствор из наивной девичьей поп-музыки, а глаавврач мистер Чайлдиш грамотно убрал из него весь лишний сахарин. 

Billy Childish   Photo by Rikard Österlund

Julie Hamper   Nurse Julie   CTMF

Ну а следующий выход фрау Джули имеет все шансы приобрести в России широкую и нездоровую популярность. При первых же аккордах композиции «Bullet Proof» любой поклонник коллектива «Гражданская Оборона» наверняка почувствует учащённое сердцебиение и нервный тремор конечностей (далее возможны скачки давления, немотивированные прыжки на месте и хаотичное размахивание руками).

В музыкальном плане «Bullet Proof» есть не что иное, как спиритический сеанс длиной в три с половиной минуты. На мой вкус, за последние несколько лет ни одна из российских попыток перепеть или переиграть Егора Летова не смогла достичь такого сногсшибательного результата.

Каким образом Джули и Билли, для которых слова «Letov», «Yanka» и «Siberian Punk» скорее всего просто набор звуков, подключились к тому заветному потоку магической энергии, из которого ложкой черпал своё вдохновение Игорь Фёдорович, объяснить сложно. Но ведь подключились же!

Сам Чайлдиш на вопрос про Летова скорее всего не ответит (да и кто бы у него спросил?), зато он многое может рассказать про бочку с креозотом и африканские шрамы, несправедливо забытого Брайана Джонса и песни со своего нового альбома. Enjoy!

Билли Чайлдиш про обложку альбома Brand New Cage: Это я восемнадцати лет отроду, фото сделано в King's Cross в сентябре 1978 года. В то время меня переклинило на шрамах, которыми украшали себя африканские воины. Каждые несколько недель я разрезал лезвием кожу на щеках и втирал туда сигаретный пепел. Это было охренеть как больно, но я прочитал, что именно пеплом смазывали свои боевые шрамы настоящие крутые парни в диких африканских племенах.

Вообще-то, весь мой тогдашний прикид был - чистое самоубийство. Леопардовый жилет, галстук-шнурок и короткая стрижка - в таком виде выхватить в табло на улице было парой пустяков. Я и несколько моих друзей-стиляг были первыми кандидатами на опиздюливание среди местной гопоты.

Билли Чайлдиш про песню Brand New Cage: Я всегда совершенно открыто ссылался на источник вдохновения для той или иной своей песни, хотя большинство музыкантов так не делают. Этот трек - один из тех редких примеров, когда песня спонтанно развивалась по своему собственному хотению. Иногда это просто приходит откуда-то, и мне остаётся только записывать. Я понятия не имел, о чем речь, пока не дописал текст до конца. 

Билли Чайлдиш про Брайана Джонса и песню What About Brian: Какой-то умник недавно повесил на вокзале Дартфорд мемориальную табличку. Мол, именно здесь Мик и Кит встретились и придумали The Rolling Stones. Парни, про "встретились" вопросов нет, а вот про "создали" идите и расскажите своей бабушке! Группу создал Брайан Джонс - и точка! Именно Брайан был совестью и священным тотемом роллингов, несмотря на все свои заморочки и скверный характер. Его смерть совпала с закатом настоящей, нутряной рок-музыки.

Билли Чайлдиш про песню The Punk Was In Me (And It Had Come Out): Помню, как однажды в детстве я поджёг ведро, полное креозота, в то время любая горючая жидкость привлекала к себе внимание пацанов. Все мои ровесники прекрасно помнят старые бомбоубежища и заброшенные пустые дома. Как то раз я бросил самодельную шутиху в топливный бак раскуроченного автомобиля, чтобы просто узнать, есть там бензин или нет. Такие игры вполне могли стоить мне головы.

Билли Чайлдиш про песню Bullet Proof: Скажу честно, это именно я надоумил свою жену Джули на написание «Bullet Proof». Мне всегда хотелось, чтобы на альбомах CTMF было больше песен авторства Nurse Julie, а она всячески этому сопротивляется. Иногда приходится её буквально заставлять.

Доктор Уильям С. Верховцев

Помощь с переводом - Вадим Sonic Юсов

*    *    *    *    *    *    *    *    *    *

Billy Childish

Billy Childish   Great Banks   2015

Wild Billy Childish & CTMF - 7'' «What About Brian / The Fields In Mist» (2017)

Эдуард Лимонов — Нобелевский по литературе

Напишу-ка я по моему второму профилю, по литературе, о свежем Нобелевском лауреате: о японце, британском подданном, пишущем по-анлийски, об Кадзуо Исигуро.

Это уже много лучше, чем предыдущие "Нобели" по литературе, чем Алексиевич и предыдущие карлики, включая Боба Дилана ни к селу ни к городу.

Моё внимание обратили на Исигуро в 1989 году мои французские издатели, кажется Жан-Жак Повер. Дело в том что его книга - "The remnants of the day" - "Остаток дня", там главный протагонист - дворецкий у английского аристократа, действие происходит накануне войны. А я ещё в 1984-ом, кажется, опубликовал книгу "История его слуги", - тоже о дворецком, служащим у американского мультимилионера. "Вот, Эдвард, прочти, сравни с твоей..."

Исигуро - один из британских писателей-иностранцев, пишущих по-английски, там их целая туча. Другой известный из этой толпы писателей английского языка, но иностранцев - Салман Рушди, бенгалец, вы знаете его по его нашумевшей истории с "Сататнинским стихами". На первых страницах его книги герой падает из самолёта, вспоминая куплеты из известного советским старикам фильма "Бродяга" - "Я в японских башмаках, на высоких каблуках, в русской шапке большой, но с индийскою душой..." - поёт герой, падая.

Тогда по Рушди была "фатва" - постановление мудрых, предписывавшее его убить.

Исигуро таки писатель, не первостепенный, но неплохой, есть у него и глаз, и стиль.

А лучший сейчас писатель английского языка, если хотите знать, это Кормак МакКарти - Cormac McCarthy, мрачный, правда, и апокалиптический.

Прочтите его книгу The Road - это cтрашная книга о том, как после ядерной войны, по опалённой Америке идут с супермаркетовской тележкой отец и сын, к океану. Вокруг рыскают банды людоедов и человек человеку страшен.

Очень крутая книга.

Должны были снять фильм, может уже сняли.

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *

Опубликовано в Живом Журнале Эдуарда Лимонова 6 октября 2017 г.

Экранизация книги Кормака МакКарти «Дорога» вышла в 2009 году. Режиссёр: Джон Хиллкоут, в ролях: Вигго Мортенсен, Коди Смит-МакФи, Шарлиз Терон, Гай Пирс, Роберт Дювалл. Музыку к фильму написали Ник Кейв и Уоррен Эллис.

The Road (2009) Directed by John Hillcoat

Странные сны инженера Тимофеева

Гордон Коул:  Чес! Рад тебя видеть. Чес, протяни руку дружбы Сэму Стенли. Он приехал к нам из Спокейна!

Честер Десмонд:   Рад встрече. Я много о Вас слышал

Гордон Коул:  Сэм тот самый парень, который раскусил дело Уитмана!

Честер Десмонд:  Мои поздравления. Я слышал об этом!

Гордон Коул:  Чес, а вот и мой сюрприз! Её зовут Лил! Она одна из сестёр мамы дочки

Честер Десмонд (вполголоса):  Федералка

Гордон Коул:  Удачи, Чес! Сэм, ты остаёшься с Чесом! У него свой собственный О.Д.! Образ действия! Вы, ребята, сможете найти меня в офисе в Филадельфии! Сегодня я туда вылетаю!

Сэм Стенли:  Да, та танцующая девушка - просто что-то. Но что всё это значило?

Честер Десмонд:  Сейчас я тебе всё объясню. Помнишь кислое выражение лица Лил?

Сэм Стенли:  Ты про что?

Честер Десмонд:  У неё была кислая мина на лице. Это значит, у нас будут какие-то проблемы с местными властями. Так что, особого гостеприимства от них не жди. А два зажмуриваемых глаза означают, что тут замешаны люди и поважнее. Один глаз - это местные власти. Думаю, это сам шериф и его заместитель. Ты заметил, что она держала одну руку в кармане? Это значит, они что-то скрывают. А вторая её рука была сжата в кулак, что должно предупреждать о их воинственности. Лил переминалась с места на место, что означает: нам придётся много ходить. А еще Коул сказал, что она одна из сестер мамы дочки. Ну, чего недостает этому предложению? Дяди. Но это не дядя Коула, а скорее всего дядя шерифа, который сейчас прозябает в федеральной тюрьме. Можно задать тебе вопрос? Ты, случайно, не обратил внимания на её платье?

Сэм Стенли:  Платье было подшито специально под её размеры. Нитки по швам были другого цвета

Честер Десмонд:  Гордон не зря так хорошо о тебе отзывался. Сшитое на заказ платье означает прямую связь с наркотиками. Заметил, какая брошь была на ней?

Сэм Стенли:  Голубая роза?

Честер Десмонд:  Молодец. Но об этом я не могу тебе пока ничего рассказать

Сэм Стенли:  Не можешь?

Честер Десмонд:  Нет, не могу

David Bowie — Child in Berlin, 1977

— Это очень плохой путеводитель, — мрачно говорит мой постоянный собутыльник. — Кому интересно знать, как вы сели в трамвай, как поехали в берлинский Аквариум?

Пивная, в которой мы с ним сидим, состоит из двух помещений, одно большое, другое поменьше. В первом стоит посредине биллиард, по углам — несколько столиков, против входной двери — стойка, и за ней бутылки на полках. В простенке висят, как бумажные знамена, газеты и журналы на коротких древках. В глубине — широкий проход, и там видна тесная комнатка с зеленым диваном вдоль стены, под зеркалом, из которого вываливается полукруглый стол, покрытый клетчатой клеенкой, и прочно становится перед диваном. Эта комната относится к убогой квартирке хозяина. Там жена его, полногрудая, увядшая немка, кормит супом белокурого ребенка.

— Неинтересно, — утверждает с унылым зевком мой приятель. — Дело вовсе не в трамваях и черепахах. Да и вообще… Скучно, одним словом. Скучный, чужой город. И жить в нем дорого…

Из нашего угла подле стойки очень отчетливо видны в глубине, в проходе, — диван, зеркало, стол. Хозяйка убирает со стола посуду. Ребенок, опираясь локтями, внимательно разглядывает иллюстрированный журнал, надетый на рукоятку.

— Что вы там увидели? — спрашивает мой собутыльник и медленно, со вздохом, оборачивается, тяжко скрипя стулом.

Там, в глубине, ребенок остался на диване один.

Ему оттуда видно зальце пивной, где мы сидим, — бархатный островок биллиарда, костяной белый шар, который нельзя трогать, металлический лоск стойки, двое тучных шоферов за одним столиком и мы с приятелем за другим. Он ко всему этому давно привык, его не смущает эта близость наша, — но я знаю одно: что бы ни случилось с ним в жизни, он навсегда запомнит картину, которую в детстве ежедневно видел из комнатки, где его кормили супом, — запомнит и биллиард, и вечернего посетителя без пиджака, отодвигавшего белым углом локоть, стрелявшего кием по шару, — и сизый дым сигар, и гул голосов, и отца за стойкой, наливавшего из крана кружку пива.

— Не понимаю, что вы там увидели, — говорит мой приятель, снова поворачиваясь ко мне.

И как мне ему втолковать, что я подглядел чье-то будущее воспоминание?

Владимир Набоков, «Путеводитель по Берлину», 1925 г.

Красная Пустыня / Il Deserto Rosso / Red Desert (1964) — Backstage Photos

Michelangelo Antonioni & Monica Vitti

Monica Vitti

All Photos by Enrico Appetito

Monica Vitti

Richard Harris

«...С экрана, залитого потёками дождя, смотрело на нас недосягаемо прекрасное лицо Моники Витти — ничего равного по впечатлению в моей жизни не случалось.                                     

Потом я видел и «Ночь», и «Приключение», и «Красную Пустыню» — Антониони, как и Трюффо, тоже был для меня богом. Ещё бы чуть-чуть, и он просто переломал бы всю мою жизнь. Курсовой фильм «Вот бежит собака» был снят в состоянии уже напрочь потерянной способности к какой-либо самостоятельности — до такой степени в меня проник Антониони.

Будь степень моего обожания ещё на градус выше, от меня просто бы ничего не осталось, я превратился бы в антонионевское желе. Как и всякая любовь, любовь к кумиру — вещь опасная, тебя может просто перемолотить, стереть в ничто; во всякой любви надо почувствовать момент, когда либо надо взять её под контроль, либо же идти до конца по благородному пути самоотречения.

Я до сих пор считаю «Затмение», «Ночь», «Приключение», «Красную Пустыню» величайшими картинами столетия. Вся сегодняшняя американская и европейская кинопродукция не стоит и ногтя Антониони, почти вся она, за крайне редкими исключениями, деградация и распад.

Не настиваю, что моя точка зрения единственно верная, но лично я ощущаю именно так и с грустью смотрю на современный экран, на то, что пишется о нём в журналах и газетах.»

Сергей Соловьёв, «Слово за слово»

*    *    *    *    *    *    *    *    *    *

29 сентября 1912 года родился Микеланджело Антониони

Дмитрий Быков — Сто Лет Odin'очества (Часть 2)

Фрагменты программы "Один" на радио "Эхо Москвы"

15 и 22 сентября 2017 г.   Ведущий - Дмитрий Быков

— Интересно, как вам «Голова-ластик» образца 77-го года? Посмотрел его после третьего сезона «Твин Пикса» и пришел к удручающему выводу: 40 лет прошло, а в художественном методе режиссера, пусть и великого, ничего не изменилось, никакой эволюции.

Лев Шестов в книжке «Апофеоз беспочвенности» писал: «Для художника нет ничего опаснее, чем найти свое лицо. Каждый следующий текст будет подражанием самому себе». Я, конечно, с этой точкой зрения не совсем согласен. Ну, я думаю, Шестов как-нибудь на небесах переживет мое несогласие. Я не против своего лица, но мне, конечно, импонируют художники меняющиеся.

Иное дело, что Линч, несмотря на некоторые свои постоянные лейтмотивы — комнаты с извилинами, которые появились уже в «Голове-ластике», вот эти все дымы, трубы, другие любимые лейтмотивы, композиционные приемчики все эти (ретардации, отступления и так далее), — Линч очень меняется.

Линч «Человека-слона» — очень внятный. Линч «Синего бархата» — абсурдистский. Абсолютно эксцентричный Линч «Mulholland Drive». И такой, я бы сказал, предельно до прозрачности простой Линч «Простой истории». Это совершенно разные авторы.

Другое дело, что творческий почерк его, темпы его примерно одни и те же. Но при всем при этом, конечно, говорить о том, что Линч стоит на месте, я бы не стал. «Голова-ластик» как раз не самая сильная его картина. Она сильна только в том смысле, что там заявлены некоторые обсессии, которые его терзают.

Я помню, мне Гор Вербински объяснял, как сделаны кошмары в «Звонке». Он говорил: «Я не вправе, я не в силах поменять преследующие меня образы. Они со мной, как отпечатки пальцев. Вот почти все в кассете взято из моих персональных кошмаров. И если вы обнаруживаете у меня одни и те же лейтмотивы — веревки, колодцы, коридоры, — ну, как у него в «Мышиной охоте», — трубы, вот эти огромные пустые пространства заброшенные — я не волен это поменять».

Точно так же, понимаете, каждый реализует свои обсессии и борется с ними как умеет. Вот преследуют Линча эти извилистые полы в комнатах или дымы — ну, значит, он борется с ними.

При том, что я выше всего из всего Линча ценю все-таки «Огонь, пойдем со мной» как самое точное сочетание смешного и страшного и, наверное, как самые страшные такие, вот я люблю пугающие такие какие-то куски. «Внутренняя империя» мне нравится безумно.

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *

— О чем «Сердца четырех»?

Вот я считаю эту книгу, с одной стороны, самым удачным романом Сорокина, а с другой стороны, он, по-моему, несколько испорчен тем, что изящество приема там, что ли, подавлено, закрыто количеством кровавых и омерзительных деталей, которые, конечно, мешают наслаждаться чистотой жанра.

Она вся про девяностые, пожалуй, это самая точная книга о девяностых, потому что прием, невероятно изящный и привлекательный — это показать этот хаос непредсказуемых действий, не поясняя их цели. Какой-то смысл в том, что они делают, есть, и даже пытались много раз люди ради хохмы восстановить этот смысл, восстановить связи, цепочки — что, ради чего изготовляется личинка клеща, и так далее.

Но на самом деле это все нарочито абсурдно, и вот девяностые годы были таким хаосом чудовищно жестоких и бессмысленных действий, в которых все пытались уловить смысл. А смысла не было, смысл в том, чтобы сердца четырех остановились в виде кубиков на этих непостижимых, ненужных, бессмысленных цифрах. Там много смыслов можно найти, но самый очевидный, по-моему, вот этот.

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *

— Посмотрел фильм Офюльса «Лола Монтес». Почему героиня не может жить без скандалов и авантюр? И почему готова рисковать жизнью ради забавы публики? О чем ее история?

Ну, видите, это та редкая история, когда фильм, так сказать, иконически, наглядно изображает биографию героини, когда фильм такой же дорогой, сумбурный, экзальтированный, ну, строго продуманный при этом стратегически, как и жизнь главной героини.

Я его люблю именно за его безумную амбициозность, фантастическую дороговизну, нелинейную композицию, определенную скандальность; иными словами — за то, что он не нарративом, а самой своей структурой изображает эту героиню и ее жизнь. Не говоря уже о том, что это одна из лучших, кстати говоря, вообще работ всего авангардного кино.

При этом авангардизм, как мы видим, может быть вполне себе массовым искусством, вполне себе искусством общедоступным. Но при этом, конечно, сама схема повествования, само устройство этой картины — это, безусловно, высочайший класс.

Да, мне тут подсказывают, кстати, что одна из лучших ролей Питера Устинова сыграна в «Лоле Монтес». Он там, если вы помните, капельдинер и такой повествователь. Очень могучая роль.

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *

— Вы говорили, что бесполезно слушать Pink Floyd, не понимая текста. Значит ли это, что музыка флойдов не самодостаточна, как, например, у Doors? Или им не удалось добиться интерференции поэзии и музыки?

Да нет, удалось. Ну, просто, понимаете, это ваше право — смотреть кино, предназначенное для цветной проекции, в двуцветном изображении, черно-белом, или объемную картину смотреть на плоскости. Вы получите свое удовольствие от флойдов, но вы не получите представления о цельном замысле альбома. Точно так же, как и Doors.

Хотя, конечно, Гилмор и Уотерс — они более серьезные авторы и более серьезные концептуальные художники, нежели Моррисон. Мне стишки, стихи Моррисона, его песни и особенно его ранние стихотворные пробы всегда казались довольно посредственными. Вот sound — да, там потрясающая музыка, грандиозная, сразу узнаваемая. Мелодист он был блистательный. Но это, так сказать, мой частный вкус. На самом деле, конечно, серьезный рок надо слушать, зная язык.

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *

— Как насчет Буратино в качестве христологического персонажа?

Некоторое сходство, конечно, есть — особенно то, что отец плотник. Но дело не в этом. Дело в том, что Буратино… Вот область, которая недостаточно исследована, хотя Мирон Петровский, насколько я помню, об этом писал. Проблема в том, что это автопортрет.

Буратино среди кукол — это Алексей Николаевич среди русских символистов. И конечно, Пьеро — это портрет Блока, не менее убедительный, чем Бессонов в «Хождении…». «Мы сидим на кочке, где растут цветочки — сладкие, приятные, очень ароматные», — это общеизвестная пародия на «Болотных чертеняток» и в целом на «Болотный цикл» Блока.

Мальвина — Крандиевская, которую все любили, а досталась она самому непокорному и, так сказать, ершистому. Не совсем понимаю, кто там Артемон. Весьма возможно, что Гумилев. Ну, это такая отдельная тема. В любом случае «Золотой ключик», конечно, вписывается в трикстерский роман.

Буратино, конечно, классический трикстер — странник, носитель, конечно, морали такой довольно демократической. Там любопытно другое — любопытно, зачем там обязательные персонажи лиса Алиса и кот Базилио, которые странным образом всплывают в другой истории о крепостном театре — в загадочной пьесе Пастернака «Слепая красавица». Вот где действительно интересные совпадения.

Оригинал программы от 15 сентября (полностью)

Оригинал программы от 22 сентября (полностью)

Индустриальная Джоконда (Реквием)


В центре цеха умирает кошка

Чёрно-белая усатая Джоконда

Боль зазубренною медной ложкой

Режет брюхо от хвоста до горизонта

Нету радуги вокруг, лишь лязг и смог

Барабанит пресс дабстеповые линии

Десять месяцев (да разве ж это срок?)

Пронеслись как мыши ночью длинною

Барабанщики, герои Вознесенского

(зря не пыжтесь, вы - не Либецайты)

Пьют настой из Лайбаха словенского

Разбодяженный улыбкой Дапкунайте

В перекурах спорят про бомбёжки

И про жизнь московского бомонда

А в центре цеха умирает кошка

Чёрно-белая усатая Джоконда

23 сентября 2017 г.

Доктор Уильям С. Верховцев

P.S. Поставить тэг «Cat-n-Roll» рука не поднялась, извините.