Уичита / Un Jeu Risqué / Wichita (1955)

 

Режиссёр: Жак Турнёр   В ролях: Джоэл МакКри,  Вера Майлс,  Ллойд Бриджес,  Уоллес Форд,  Питер Грейвз,  Кит Ларсен,  Эдгар Бьюкенен,  Джек Элам,  Роберт Дж. Уилки,  Мэй Кларк,  Сэм Пекинпа

Выдающийся ревизионистский вестерн, антигероический парафраз истории Уайетта Эрпа – одновременно мистический (Жак Лурсель прямо называл героя Джоэла МакКри "Ангелом Смерти") и политический (расстановка противоборствующих сил оказалась настолько актуальна, что с минимальными изменениями декоративно-национального характера использовалась в качестве сюжетной схемы "мафиозных" триллеров Дамиано Дамиани и своры его соплеменников).

Если у Джона Форда, в чью вотчину вторгся Турнёр, хотя бы на словах возможен выбор между праведным и грешным, между правдой и легендой, то у каждого из жителей Уичиты, экспериментального полигона по насильственному осуществлению утопической пацифистократической власти, правда своя, ведь с воцарением Эрпа фронтир стал зоной неразличения добра и зла.

От хэппи-энда – несмотря на то, что это определённо хэппи-энд – нехорошие мурашки: это не печаль и опустошение, как в финале "Моей дорогой Клементины" Форда, а сдавленный ужас от соприкосновения с потусторонним. Под ухарский закадровый напев безвестного крунера Эрп увозит свою Лори в закат – но куда может уехать миротворец с длинноствольным кольтом, если вся Америка ему – Уичита?

Дмитрий Буныгин / Accionmutante

*      *      *      *      *      *      *      *      *      *


Joel McCrea

Vera Miles & Joel McCrea

Keith Larsen   Joel McCrea   Vera Miles   Lloyd Bridges

Уик-энд / Weekend (2013) - Фотогалерея (Часть 5)

Режиссёр: Станислав Говорухин   Оператор: Юрий Клименко

В ролях: Максим Матвеев, Юлия Хлынина, Вячеслав Чепурченко, Юлия Пересильд, Виктор Сухоруков, Екатерина Гусева, Александр Домогаров, Ольга Дыховичная, Виктор Сергачев, Марина Орлова, Александр Добровинский

20 Photos

Третий гвоздь (Искусство быть потусторонним)

Marianne Faithfull  1979  Photo by Dennis Morris

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

В своём эссе «ГКЧП как тетраграмматон» Виктор Пелевин писал, что события 19 августа 1991 года были последней попыткой кремлёвских оккультистов удержать СССР с помощью каббалистических заклинаний. Однако в результате серии роковых ошибок заговорщики лишь подтолкнули вверенное им государство на край метафизической пропасти.

Чуть ранее в эфир вышла знаменитая программа о В. Ленине, сделанная Сергеем Шолоховым на пару с Сергеем Курёхиным. Гораздо позднее Шолохов сказал, что они невзначай затронули такие тайные пласты мироздания, что поневоле нарушили вселенское равновесие и поспособствовали исчезновению целой страны.

Исходя из этого, можно предположить, что третьим девятидюймовым гвоздём, вбитым в крышку гроба СССР (впрочем, сейчас бытует мнение, что это был не гроб, а крест) стал выход в ноябре 1991 года очередного номера журнала с гибкими грампластинками «Кругозор».

Вот некоторые статьи и музыкальные номера, представленные в этом номере: Август-91, репортаж с места событий. «Малиновый звон», поёт Николай Гнатюк. П.Н. Милюков, редкая архивная запись. Наташа Гулькина и группа «Айвенго». Мэриэн Фэйсфул, певица и актриса. Сёстры Бэрри, попурри на темы еврейских песен. Филипп Киркоров и его театр.

Очевидно, разрушительная мощь этого музыкального цунами была настолько велика, что стала последней каплей, продолбившей дыру во лбу красного гранитного колосса. Спустя месяц страна под названием СССР прекратила своё существование, вскоре вслед за ней последовал и журнал «Кругозор».

Агенты Хаоса выполнили свою миссию, на прощание повторив в сияющую пустоту последние слова В. Ленина «Магистр, теперь я ваш» (подробнее см. Генрих Иван-Ивановский, «Лениниана. Рассказы о Ленине», 1991 г.)

Вашему вниманию предлагается статья музыкального критика Дмитрия Ухова, опубликованная в том самом, одиннадцатом номере «Кругозора» за 1991 год. Орфография всех имён и фамилий, а так же названия песен оставлены без изменений.

Светлой памяти Адама Парфри посвящается

Доктор Уильям С. Верховцев

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Возращение Мэриэнн Фэйсфул

Мэриэнн Фэйсфул... Похоже, имя это у нас забыли, хотя, впрочем, вряд ли кто-нибудь и помнил его как следует, за исключением самых заядлых поклонников рок-группы «Роллинг Стоунз». Почему «Роллинг Стоунз»? Очень просто: восемнадцатилетняя Мэриэнн, успевшая бросить престижную частную школу в британском городке Рэдинг и выйти замуж за модного художника Джона Дэнбера, становится подругой и постоянной спутницей Мика Джеггера.

Будущую певицу представил Джеггеру его менеджер Эндрю Лог Олдэм. И это был правильный ход: ангельская внешность Мэриэнн и кое-какие вокальные данные позволяли Олдэму надеяться, что с песнями Джеггера и Ричардса бойкая юная леди сможет продержаться в бурном потоке поп-музыки 60-х. Так оно и случилось: первая же песня, которую ребята из «Роллинг Стоунз» написали для начинающей артистки, сделала свое дело: певица становится звездой, а песня «Пока льются слезы» взлетает на четвертое место британского хит-парада.

Неужели одной дружбы с группой «Роллинг Стоунз» оказалось достаточно? Нет, разумеется. Было и ещё одно обстоятельство: рок и особенно группа «Роллинг Стоунз» считались тогда музыкой молодежного протеста, и Мэриэнн Фэйсфул подходила на роль юной бунтовщицы не столько своими песнями, сколько всем своим имиджем - и сценическим образом, и самим «стилем жизни».

Marianne Faithfull  1965  Photo by David Wedgbury

Marianne Faithfull  1982  Photo by Helmut Newton

Дочь профессора-англичанина и австрийской баронессы из знаменитого рода Захер-Мазох, аристократка и вдруг - ребенок в 18 лет, раннее замужество, потом связь с популярным рок-певцом, резкие и откровенные интервью; медитации, наркотики, несколько попыток самоубийства - в общем, материала для скандальной хроники хватало. Правда, через пару лет со всем этим было вроде бы покончено.

Впрочем, как это ни банально может прозвучать, но певица оказалась к тому же незаурядной актрисой, на время она сменила эстраду на театральные подмостки - играла Чехова, Шекспира. Казалось, с пением рассталась навсегда.

Но это только казалось. В 1979 году неожиданно выходит пластинка «Broken English» (возможный перевод «Англичане-неудачники»). По признанию рок-критики, это было самое успешное возвращение на эстраду за всю историю рок-музыки. Сейчас история рока лет на двенадцать длиннее, но превзойти блистательное возвращение Мэриэнн в лоно музыки пока еще не удалось, кажется, никому.

Образ ее радикально меняется: жесткая, уставшая от жизни женщина-вамп, в чем-то родственная героиням романов Ремарка и называющая вещи своими именами не ради скандала в прессе, но в поисках правды жизни. На запись пластинки «Англичане-неудачники» Мэриэнн Фэйсфул удалось пригласить таких крепких профессионалов, как скрипач Дэррил Уэй и гитарист-певец Стиви Уинвуд.

Это был другой образ и другой голос: разве не иронично звучала в эпоху расцвета бездумной диско-музыки песня Джона Леннона «Герой рабочего класса»? В голосе Фэйсфул была, однако, не только ирония, но и сарказм, достойный тогдашнего панк-рока и его предшественников - Нико и группы «Велвет андерграунд».

В 80-е годы певица продолжает развивать амплуа «роковой женщины» и даже перевоплощается в образ самой Марлен Дитрих, в чем легко убеждает предлагаемая в этом номере запись.

Песню «Бульвар разбитых ожиданий», как известно, пела и сама Дитрих. Считается, что это песня о Голливуде, о тех, кто приехал туда в надежде стать кинозвездой, но так и остался навсегда на бульваре Сансет - бульваре разбитых ожиданий. В исполнении Фэйсфул есть какая-то пронзительная нота, в которой больше обобщения, чем конкретной голливудской реальности.

Кто бы мог подумать двадцать лет назад, что к Мэриэнн Фэйсфул проявит интерес продюсер Хэл Виллнер, известный тем, что работает только с профессионалами высшего класса, а пластинки ее будут называть в числе лучших авторитетные журналы?! Не говоря уже о таком солидном явлении, как участие в голливудской музыкальной ленте, на премьере которой мне удалось побывать этим летом в Нью-Йорке.

Фильм «Тельма и Луиза» вообще-то так себе, но музыкальный ряд подобран со вкусом - во всяком случае, песня Шела Силверстейна «Баллада о Люси Джордан» в характерной версии британской суперзвезды в нем на месте. Что ж, разве можно спорить с тем, что профессионализм в музыке сегодня - это гораздо больше, чем простое сочетание ремесленных навыков и природных способностей? А что именно? Ответ, по-моему в самой музыке, в пении Мэриэнн Фэйсфул.

Дмитрий Ухов

На одиннадцатой звуковой дорожке слушайте в исполнении М. Фэйсфул фрагменты песен «Пока льются слезы» (М. Джеггер - К. Ричардс), «Бульвар разбитых ожиданий» (Г. Уоррен) и «Баллада о Люси Джордан» (Ш. Силверстейн) из кинофильма «Тельма и Луиза».

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *


Журнал «Кругозор» № 11 (1991)

Журнал «Кругозор» № 11 (1991)

Marianne Faithfull   Broken English 1979   Back side

Дмитрий Быков — Сто Лет Odin'очества (Часть 4)

Фрагменты программы "Один" на Радио "Эхо Москвы"

27 апреля и 4 мая 2018 г.    Ведущий - Дмитрий Быков

— Какой смысл путешествия капитана Уилларда в логово полковника Курца в фильме Копполы «Апокалипсис сегодня»?

Ну, видите, тут собственно довольно очевидная история — тут как раз путешествие вглубь безумия. И очень сильно отличается этот фильм от литературного оригинала, от «Сердца тьмы» Конрада. Это именно… Ну, метафорически это, конечно, путешествие в сердце тьмы, это путешествие в лабиринт безумия, в глубокую человеческую психологию, бездонную.

Это, наверное, самое глубокое и самое интересное произведение Конрада. Хотя я больше всего люблю «Шторм», вот этот «Тайфун», но эта вещь тоже замечательная и, пожалуй, самая фантастичная, самая яркая у него. Сердце тьмы — это ведь не конкретное безумие конкретного полковника. Сердце тьмы — это то ядро зла, то ядро безумия, которое присутствует в человеческой психике вообще.

Вот мы думали… не мы думали, а гуманисты, просветители, вообще адепты просвещения думали, что человек по природе своей добр, что естественно для человека быть хорошим, как у Руссо. А вот путешествие в «Сердце тьмы» рассказывает нам о том, что на дне человеческой души существует кровавая магма, которая там плещет, и кипит, и булькает; и что для человека, когда он раскрепощает себя, естественно убивать и естественно выстраивать то тоталитарное государство-армию, которое выстраивает Курц, которое выстраивает Марлон Брандо в фильме. Потому что «Apocalypse Now»… Ведь что такое апокалипсис? Это не катастрофа. Апокалипсис — это откровение.

И фильм Копполы потому и имеет такое великое значение (может быть, не оцененное до сих пор), он потому и вложил в этот фильм такие средства, поставил на кон все, рискнул, три года существовал в режиме производственного ада. Это сделано было потому, что он пережил тоже откровение.

Вьетнам, во многих отношениях еще Корея, а в главном отношении еще и Вторая мировая война действительно подарила человечеству откровение, колоссальное откровение человеческой природе о том, что человек по своей природе добр, о том, что под маской просвещения может скрываться фашизм, и более того, о том, что тоталитаризм для большинства людей — это уютный естественный строй.

Вьетнамская война, которая там взята конкретно, а по большому счету любая война — она не снимает, как я уже много раз говорил, проблемы, а она просто отвлекает человека самым сильным наркотиком, она развязывает в нем жажду убийства, жажду подчинять и повиноваться. А жажда подчинять и повиноваться — это одно и то же явление. Это есть в человеческой природе.

Dennis Hopper   Apocalypse Now  1979   Directed by Francis Ford Coppola

*    *    *    *    *    *    *    *    *    *

Вот это и есть сердце тьмы. И путешествие к этому сердцу тьмы по Амазонке, не по Амазонке… Ну, какая уж там Амазонка? Конечно, путешествие по некой таинственной азиатской реке. Вот это путешествие по страшному вьетнамскому горящему миру — это и есть в некотором смысле метафора путешествия по нашей внутренней Амазонке, кишащей совсем не рыбами-ангелами, а кишащей пираньями.

Разумеется, для Копполы важнее всего во Вьетнамской войне, вообще в азиатских войнах, вообще в войнах второй половины XX века, для него вот главное откровение — это то, что естественным состоянием человека, как сформулировал Михаил Успенский, является фашизм (не патологическим, а естественным состоянием). Вот что с этим делать — это вопрос отдельный.

Я, кстати, тут вот давеча делал текст о Набокове для «Дилетанта». И там, мне кажется, я сделал не то чтобы литературное открытие, а мне кажется, что я обнаружил набоковское литературное открытие. Дело в том, что русская литература все-таки всю жизнь полагала, будто фашизм исходит от сверхчеловеков. А Набоков в «Под знаком незаконнорожденных» первым (идя отчасти, конечно, по стопам Гоголя, по следам «Шинели») увидел в маленьком человеке самую грозную опасность.

Честертон говорил, что обыватель стоит на пути у фашизма. А Набоков первым показал, что обыватель — это питательная среда фашизма, что обыватель — это начало фашизма. И мне думается, что если бы в конторе Акакия Акакиевича нашелся человек с шинелью более грязной, чем у него, Акакий Акакиевич принимал бы участие в его травле. Может быть, я не прав. Может, я заблуждаюсь.

Но Набоков показал, что вот этот господин Этермон условный — такой кумир Игнатия Скотомы, малый человек, человек массы, человек среды — он более опасен в смысле фашизма, чем, например, Ницше. От Ницше фашизм не рождается. Фашизм рождается от заурядности, от нормальности. Фашизм — это бунт униженных, а не бунт возвышенных сверхчеловеков.

Фашизм — это наслаждение подпольного человека. А подпольный человек — это именно следующая стадия в развитии маленького человека, это господин Голядкин. Вот оттуда начинается фашизм. Сладкий сок унижения и нарушения моральных норм, который для себя в своем подполье реализует маленький человек.

Фашизм не от Гумбертов происходит, фашизм происходит от тех, кто травит Гумбертов. Вот это, по-моему, довольно важная набоковская загадка.

Sue Lyon & James Mason   Lolita  1962   Directed by Stanley Kubrick

*    *    *    *    *    *    *    *    *    *

Оригинал программы от 27 апреля (полностью)

Оригинал программ от 4 мая (полностью)

Роуз Макгоуэн — Десять любимых книг / Rose McGowan — Top Ten Books

Rose McGowan   Death Proof   2007   Directed by Quentin Tarantino

*     *     *     *     *     *     *     *     *

Глава 10 

Фабрика протезов имени Розы Макогон

Роуз Макгоуэн примерила корону главной американской траблмейкерши после схода с дистанции Джульетт Льюис. Роли в «The DOOM Generation» и «Grindhouse», романы Мэрилином Мэнсоном и Робертом Родригесом - в карточной партии с Голливудом девушка заходила с козырей.

«Baby, you can drive my car» - мог бы спеть битый жизнью каскадёр Майк попутчице-блондинке, но не сделал этого. «Нет, конечно же, я клеить вас не вправе, но иначе ж остановится земля!» - мог бы спеть хозяин жизни Харви Вайнштейн красавице-брюнетке, но тоже этого не сделал.

Наступит день, когда оба несостоявшихся певца горько пожалеют об упущенном шансе.

Опубликовано на сайте книжного магазина One Grand (Narrowsburg, New York) - One Grand Books

Перевод - Доктор Уильям С. Верховцев

Габриэль Гарсиа Маркес - «Любовь во время чумы» / Gabriel García Márquez - «Love in the Time of Cholera»

Когда мне было четырнадцать, я подрабатывала в похоронном бюро. В голову по очереди лезли мысли то про смерть, то, напротив, про долгую счастливую жизнь. Читая Маркеса, я как будто переносилась в мистическую вселенную его персонажей - видела как они смеются, любят, живут и умирают. Сознание моё легко парило где-то в иных мирах.

Джон Кеннеди Тул - «Сговор остолопов» / John Kennedy Toole - «A Confederacy of Dunces»

Если вы любите на досуге свернуть самокрутку во славу Джа, то эта книга вам просто необходима. Её название говорит само за себя.

Шарлотта Бронте - «Джейн Эйр» / Charlotte Brontë - «Jane Eyre»

«Я не птица, и никакие сети не удержат меня, я свободное человеческое существо, с независимой волей, которая теперь требует, чтобы я вас покинула» - Джейн Эйр. В юности эта книга показала мне, как важно быть настойчивой и идти к своей цели несмотря ни на что.

Исабель Альенде - «Ева Луна» / Isabel Allende - «The Stories of Eva Luna»

Погрузившись в историю Евы Луны, я чуть было не заблудилась в призрачных закоулках своего разума. Альенде заставила меня слышать, видеть и чувствовать мир сквозь призму её слов.

Малколм Икс и Алекс Хейли - «Автобиография Малкольма Икс» / Malcolm X and Alex Haley - «The Autobiography of Malcolm X» 

«С меня хватит чужой пропаганды. Я за правду, кто бы её ни говорил. Я за справедливость, кого бы она ни спасала или ни губила. Я в первую очередь человек, и поэтому союзник любой душе и делу, которые сулят благо всему человечеству» - Малколм Икс.

Вот ещё одна книга, которую важно прочитать как можно раньше (со мной это случилось в 11 лет). Борьба Малколма Икс, его правда и боль до сих пор встряхивают и прочищают мозги. Плюньте в оскаленную рожу пропагандистской машины, которая всячески обходит стороной эту фигуру. Книга Алекса Хейли - целая вселенная. Мне в этой вселенной легко и приятно.

Анаис Нин - «Генри и Джун» / Anais Nin - «Henry and June»

Фундаментальное исследование женской боли и чувственных удовольствий. Я давно подозревала, что изощрённое мозгоёбство - одна из лучших сексуальных техник. Mind sex is good sex.

Александр Дюма - «Граф Монте Кристо» / Alexandre Dumas - «The Count of Monte Cristo»

Безнадёжно испорченная репутация; ложь и ненависть, планомерно загоняющие тебя в волчий капкан - всё это мне до боли знакомо. Я влюбилась в Дантеса - в то, как он долгие годы искал справедливость и наконец нашёл её. Книга Дюма очень помогла мне, хотела бы я встретиться с автором и выразить ему благодарность с глазу на глаз.

Энн Секстон - «Собрание Сочинений» / Anne Sexton - «The Complete Poems»

«В компании ангелов» - моё любимое стихотворение Секстон: «Я устала быть женщиной, устала от ложек и почты, устала от своего рта и своих грудей, устала от косметики и шелков». Безумно уважаю Энн за её наглость и жизнеутверждающий напор.

Рэйчел Кадиш - «Вес чернил» / Rachel Kadish - «The Weight of Ink»

Как быть женщине, если она хочет стать победительницей, а все вокруг твердят ей: «сядь и подумай о своём поведении»? Кадиш ответила на этот вопрос, написав превосходный роман. У меня не раз буквально перехватывало дыхание от замысловатости языка, которым написан «The Weight of Ink».

Льюис Кэрролл - «Алиса в стране чудес» / Lewis Carroll - «Alice's Adventures in Wonderland»

Как это, должно быть, здорово - сесть и придумать персонажей, навсегда перевернувших сознание читателя. Все мы время от времени проваливаемся в кроличью нору. Полученная в детстве волшебная пилюля Льюиса Кэрролла остаётся в организме на всю жизнь.

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Rose McGowan   2007   Photo by Ellen von Unwerth

Читать оригинал

Clint Eastwood, 1985. Photo by Albert Watson

«Он любил известную фразу, что американский вклад в мировую культуру - это джаз и вестерны. Подростком он учился не просто сочинять музыку, но писать её нотами. Подростком он с отцом ходил смотреть вестерны. Кумирами его были Гэри Купер, Джеймс Кэгни и Чарли Паркер.

Он рубил деревья, копал бассейны, был телохранителем (в фильме «На линии огня» ему немногое пришлось подсказывать), играл по забегаловкам своей родной Калифорнии на раздолбанных фортепиано. Проще будет сказать, что Иствуд был стопроцентным американцем: и только потом стало ясно, что это Америку надо было выдумать, чтобы на свет появился Иствуд.

Потому что, видите ли, дело не в актёрском мастерстве или игре на фортепиано. Дело в росте и выражении лица. В глазах, точнее. Это всё чушь, что глаза - зеркало души. У самых умных людей бывают чрезвычайно тупые глаза, а у болванов - на редкость выразительный взгляд. Но бывает так: хоп! - и совпало. И на мир, постоянно слегка наклонив голову, смотрит человек, по взгляду которого ясно всё: откуда он, кто он, зачем он.

Иствуд умеет смотреть так, как никому не дано: лицо его не меняется совершенно, но ты видишь перед собой удивительно доброго и приличного человека. Затем что-то происходит - вероятно, наводят камеру, хотя наверняка этого не скажешь, - и перед тобой абсолютно безжалостный человек. Тот самый, без имени. А потом снова поворачивается камера, и на тебя глядит усталый, хоть и полный сил пожилой мужчина, способный понять и простить, хотя берегитесь - камера снова может двинуться.

А в конце всех превращений ты видишь воплощённую элегантность и представительность. Не такую, что, знаете, лезет прямо в лицо, демонстрируя себя со всех боков, а настоящую. Ту, которой не надо саморекламироваться и с которой можно принять Папу Римского на посту мэра небольшого, но такого любимого городишки.

Многие неуверенные, но желающие казаться большими люди отдали бы полжизни за этот взгляд, но фокус в том, что для обладания им надо быть уверенным в себе человеком. Точнее, в наш глумливый и гламурный век следует сказать, что надо быть просто мужчиной.»

Артем Рондарев, «Высокий Человек», 2004

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

31 мая 1930 года в городе Сан-Франциско родился актёр и режиссёр Клинт Иствуд

Будни клуба «Haçienda», часть 1 - John Cale, Nico, Stockholm Monsters

John Cale   Photo by Brian Griffin

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Питер Хук, Фрагменты книги «Хасиенда. Как не стоит управлять клубом»

Некоторые из наиболее интересных концертов манчестерская аудитория совершенно проигнорировала, людей на них приходило еле-еле.

Например, концерт Джона Кейла. Одного из моих кумиров. Мне нравится его работа в составе Velvet Underground, нравится запись Нико «Chelsea Girl», которую он продюсировал, нравятся его сольные работы.

Я оценил его сольные проекты ещё до Velvet Underground, хотя большинство людей знакомились с его творчеством в обратном порядке. Его музыку я услышал, когда в семидесятых работал в порту - неполный рабочий день в столовой, где я продавал талоны на еду. Работа позволяла мне питаться бесплатно. Денег у меня тогда не водилось, так что это было весьма кстати.

Так или иначе, парень, работавший во время ланча, любил слушать Джона Кейла и был настоящим фанатом. Мы общались в пятиминутных перерывах между сменами, и в результате я взял у него послушать все альбомы. С тех пор я тоже фанател от Кейла. Именно поэтому концерт в Хасиенде так разозлил меня: он был великолепен, но пришло всего сорок человек. Причём большая их часть болтала весь концерт.

Кейл играл на фортепиано и акустической гитаре, его музыка была очень тихой. И эта их болтовня меня просто выбесила. Марк Рили из The Fall, в настоящее время радиоведущий, был возмущён не меньше моего, мы с ним курсировали по залу, одёргивали болтавших и велели им заткнуться.

Кейл некоторое время жил с Нико в Манчестере. Я никогда с ним не встречался, но его кандидатуру пару раз предлагали на роль продюсера New Order, хотя ничего из этого не вышло.

В 1986 году Нико дала в Хасиенде один концерт. Stockholm Monsters, ещё одна группа с Factory, ездили тогда с ней в тур. В Манчестере она жила с Аланом Уайзом. Принимая меня в своём доме, она говорила с немецким акцентом: «Здравствуй, Питер, как ты?» - «У меня всё хорошо, душечка. А ты как?» - «Хорошо, но я ненавижу Алана. Он придурок.»

Она постоянно говорила, как ей противен Алан за то, что норовит поиметь её в зад. Он любил её, но она уже давно сидела на наркоте, а наркоманов секс не интересует. Наркотики уничтожают либидо. Она была угрюмой и несчастной женщиной, что было неудивительно, ведь она покинула Джима Мориссона в Лос-Анджелесе и поселилась в съёмной комнате в Прествиче.

Когда New Order были не в студии и не в туре, я всегда выполнял чёрную работу в Хасиенде, присматривая за аппаратурой и усилителями приезжающих групп и получая десятку за ночь. Тоже прибавка к доходу. В этом была своя ирония, если учесть, сколько моих денег клуб терял каждый вечер.

Потом я стал отвечать за безопасность за сценой и привлёк к себе в поможники участников Stockholm Monsters: Слима, Чопа, Джела, Шена и Тони. Я рулил звук во время концертов Monsters, два или три года ездил с ними в туры, продюсировал их записи. Нам было легко работать вместе, мы были прекрасной командой.

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Nico   1985   Photo by Peter Noble

Трейси, я тебя люблю / Traci, I Love You (1987)

Режиссёр: Жан Флоран   В ролях: Трейси Лордс,  Албан Сирей,  Мэрилин Джесс,  Габриель Понтелло,  Доминик Сэйнт Клер,  Ален Л'Айл,  Натали Кристал

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Parisienne Walkways (On The Wild Side)

 

 Париж бежит, провожая меня

Во всей невозможной красе

Владимир Маяковский

Пьянящий воздух свободы сыграл с американкой Трейси злую шутку. Блондинка нагрянула в Париж в поисках раскрепощения и чувственных удовольствий и с места в карьер получила ангажемент в стриптиз-баре. Решив ковать железо не отходя от шеста, Трейси мечтает встретить продюсера со связями в киношном бизнесе. Таковой продюсер быстро находится, а вместе с ним находится и много-много troubles на пятую точку шальной интуристки.

Очень не хочется в очередной раз обсасывать историю восхождения малолетки на американский порноолимп и последовавшую за этим лавину арестов, запретов и репрессий. Лучше сразу перейти к главному. Итак, «Traci, I Love You» (1987) - единственный hardcore фильм в карьере Трейси Лордс, посмотрев который (естественно, совершенно случайно) вы абсолютно ничем не рискуете. Как бы издеваясь над свирепствующей цензурой, мисс Лордс дождалась своего совершеннолетия и через два дня после его наступления приступила к съёмкам - теперь на полном законном основании.

И уж совсем неожиданной стала новость, что этот фильм стал прощанием Трейси с adult cinema. В возрасте, когда юные старлетки робко переступают порог порностудий, она решила, что сказала (и показала) в этом бизнесе достаточно, пора и честь знать. Сексуальным полигоном для последнего adieu были выбраны Париж и его окрестности, так как родина Трейси изящество жеста не оценила.

Ещё одним аргументом в пользу французов было то, что у них имелся опыт подобных фильмов-прощаний. Так, в 1980-м олимпийском году спортивную арену покидала легенда 70-х Бриджит Лаэ. Её финальный круг почёта - роль Директрисы в картине Клода Мюло «Les petites écolières». Этот фильм собрал практически всех постоянных партнёров и партнёрш Бриджит времён золотой эры студии Alpha France - от Карин Гамбье до Албана Сирея (отсутствовала лишь Мод Кэролл).

Прошло семь лет. Французский связной месье Сирей (псевдоним - Албанец) экстренно вызван из отпуска. Согласно новой легенде, он - успешный кинопродюсер, об этом говорят портрет Роберта Митчума и плакат художественного фильма «Ковбой», развешанные на стенах его кабинета.

Годы идут, некогда чёрные кудри ветерана тронуты благородной сединой, но хватку он не теряет. Едва в офис заявляется американская авантюристка Трейси, он демонстрирует ей свои зелёные трусы (видимо, это пароль) и уверенной рукой срывает кружевное бельё с молодой гостьи. Далее встреча проходит под девизом «твои губы опять не туда угодили», причём в первую очередь это относится к губам и языку подслеповатого французского казановы.

Трейси, окрылённая встречей с месье продюсером, теряет бдительность и не замечает за собой слежку. В результате какие-то хмыри запихивают её в машину, привозят в заведение мадам Моник (ударение на «и») и бросают голышом на топчан. Этой ночью американской белоснежке предстоит выдержать натиск двух похотливых мадемуазелей, а затем четырёх мужиков в кожаных масках, похожих на озабоченных Бэтменов. Ну а далее в дело вступает мадам Моник и её чёрный дилдо.

«В мокрой постели голое тело нашли» - спел в том же 1987-м Егор Летов. И был, безусловно, прав.

Во время съёмок «Les petites écolières» (1980) Мэрилин Джесс считалась амбициозной, но всё-таки начинающей актрисой взрослого кино. В фильме Клода Мюло у неё был маленький эпизод, а имя Мэрилин даже не попало в финальные титры. Однако с тех пор девушка застолбила себе место в истории жанра - работа с такими корифеями, как Хосе Беназераф и Жерар Кикоин, главная роль в «La Femme-Objet» (1981) того же Мюло, съёмки в четвёртой «Эммануэли» говорят сами за себя.

Мадам Моник в исполнении Мэрилин - тоже в какой-то мере дембельский аккорд. В 1987-м вышли последние hardcore фильмы с её участием, и, пожалуй, «Traci, I Love You» среди них лучший. В это трудно поверить, но надо признаться - тут есть что играть. Мэрилин Джесс рассуждает о женском доминировании и маркизе Де Саде, но при первом же удобном случае начинает шуровать дилдо с настойчивостью и неумолимостью взбесившегося отбойного молотка.

Сам того не ведая, Жан Флоран своим фильмом подбросил щедрую охапку хвороста в тлеющий костёр споров вокруг «Лолиты». Набоков и Кубрик очень по-разному отвечали на главный вопрос романа: так кто же страшнее - Гумберт или Долорес?  Это похотливая Европа совращает юную девственницу Америку или злая американская нимфетка крутит яйца дряхлому старому свету?

«Lolita Go Home» - спела когда-то Джейн Биркин и была, безусловно, права. Церемония плотской инициации, устроенная пресыщенными французскими снобами, не производит должного эффекта на златовласую юниорку. Для молодой и пышущей здоровьем Трейси этот любовный марафон не более чем пикантное приключение.

Какой ещё экзистенциализм? Какой маркиз? Прекратите сношать мозги! Девушка просто съездила на каникулы в Париж, оттянулась. Красивый город, забавные люди. Будет что вспомнить.

Доктор Уильям С. Верховцев

Canal Saint-Martin, Paris

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

P.S.  Фотографии не имеют никакого отношения к фильму «Traci, I Love You» (1987)

Это просто портреты Трейси Лордс разных лет