Нико в фильме "Стриптиз" ("Сладкая Кожа") (1963) - Фотогалерея. Часть 5. / Nico in "Strip-tease" ("Sweet Skin") (1963) - Photos. Volume 5.

"Strip-tease" / "Sweet Skin" / "Una Ragazza Nuda" / "Das Mädchen Ariane" (1963)

Режиссер: Жак Пуатрено. В ролях: Нико (в титрах как Криста Нико), Дани Саваль, Жан Собески, Джо Тёрнер, Рене Пассер, Умберто Орсини, Дарри Коул, Серж Генсбур.

Композиторы: Серж Генсбур и Ален Горагер.

Нико в фильме "Стриптиз" ("Сладкая Кожа") (1963) - Фотогалерея. Часть 4. / Nico in "Strip-tease" ("Sweet Skin") (1963) - Photos. Volume 4.

"Strip-tease" / "Sweet Skin" / "Una Ragazza Nuda" / "Das Mädchen Ariane" (1963)

Режиссер: Жак Пуатрено. В ролях: Нико (в титрах как Криста Нико), Дани Саваль, Жан Собески, Джо Тёрнер, Рене Пассер, Умберто Орсини, Дарри Коул, Серж Генсбур.

Композиторы: Серж Генсбур и Ален Горагер.

Нико в фильме "Стриптиз" ("Сладкая Кожа") (1963) - Фотогалерея. Часть 3. / Nico in "Strip-tease" ("Sweet Skin") (1963) - Photos. Volume 3.

"Strip-tease" / "Sweet Skin" / "Una Ragazza Nuda" / "Das Mädchen Ariane" (1963)

Режиссер: Жак Пуатрено. В ролях: Нико (в титрах как Криста Нико), Дани Саваль, Жан Собески, Джо Тёрнер, Рене Пассер, Умберто Орсини, Дарри Коул, Серж Генсбур.

Композиторы: Серж Генсбур и Ален Горагер.

Нико в фильме "Стриптиз" ("Сладкая Кожа") (1963) - Фотогалерея. Часть 2. / Nico in "Strip-tease" ("Sweet Skin") (1963) - Photos. Volume 2.

"Strip-tease" / "Sweet Skin" / "Una Ragazza Nuda" / "Das Mädchen Ariane" (1963)

Режиссер: Жак Пуатрено. В ролях: Нико (в титрах как Криста Нико), Дани Саваль, Жан Собески, Джо Тёрнер, Рене Пассер, Умберто Орсини, Дарри Коул, Серж Генсбур.

Композиторы: Серж Генсбур и Ален Горагер.

Нико в фильме "Стриптиз" ("Сладкая Кожа") (1963) - Фотогалерея. Часть 1. / Nico in "Strip-tease" ("Sweet Skin") (1963) - Photos. Volume 1.

"Strip-tease" / "Sweet Skin" / "Una Ragazza Nuda" / "Das Mädchen Ariane" (1963)

Режиссер: Жак Пуатрено. В ролях: Нико (в титрах как Криста Нико), Дани Саваль, Жан Собески, Джо Тёрнер, Рене Пассер, Умберто Орсини, Дарри Коул, Серж Генсбур.

Композиторы: Серж Генсбур и Ален Горагер.

Борис Гребенщиков - "История осталась позади". Интервью "Литературной России".

Беседовал Максим Лаврентьев.

Опубликовано в газете "Литературная Россия" 15 марта 2013 года.

Моё увлечение «Аквариумом» началось где-то в 1992 году, когда кратковременный «БГ-бэнд», сверкнувший «Русским альбомом», вновь стал именоваться так, как ему и положено. В палатке возле Московского Дома книги на Новом Арбате, где я постепенно скупил все кассеты с альбомами «Аквариума» 1980-х, вдруг появились «Любимые песни Рамзеса IV» – и понеслось. Олег Сакмаров, игравший вместе с БГ в ту славную пору, как-то заметил, что поведение старых фанатов-«аквариумистов» напоминает ему приход разведённой жены на свадьбу бывшего мужа: всё не то и всё не так. Но вот, после двадцати с лишним пролетевших лет, когда и я уже имею некоторое основание считать себя «стариком», на собственном опыте могу опровергнуть слова уважаемого полиинструменталиста: нет, развода не произошло. Конечно, я могу никогда больше не ступать шаг в шаг с «Ногой судьбы», отпустить на волю «Морского конька», и при этом бесконечно всматриваться в музыкальный пейзаж «Девушки с веслом» или снова искать высоко над тучей «Сокола», но всё это – дело вкуса, меняющегося со временем. А неизменным остаётся полное внимание ко всему, что делает в искусстве этот русский человек мира – Борис Гребенщиков.

Итак, я временно снял наушники, чтобы задать БГ несколько насущных вопросов.

Сегодня Сержу Генсбуру исполнилось бы 85 лет. / 85... Joyeux Anniversaire, Serge!

SERGE GAINSBOURG & JANE BIRKIN

"Забавно, что я, этакий умник, интеллектуал, непонятный и не понятый окружающими - ведь так обо мне говорили! - вдруг обрёл гигантскую популярность. На самом деле, я представить себе не могу, что бы было, если б я предстал перед зрителями таким, какой я есть на самом деле. Скорее всего это был бы полный провал. Поэтому мне пришлось себя переделывать для публики - я же не хочу, чтобы меня помидорами закидали. Для такого человека, как я, провал был бы невыносим.

Я знаю, как развлечь зал, я умею быть смешным, забавным и могу заставить публику смеяться. Хотя иногда думаю, что надо попробовать быть менее забавным и более самим собой, но это дохлый номер. Никому это не нужно.

Я бы хотел, чтобы меня забыли на следующий же день после смерти. Мне абсолютно нечего больше сказать этому миру, я не хочу продолжать надоедать ему ещё и после кончины. По-моему, цепляться за реальность и желать вечной жизни в памяти людей - стремление, дурно пахнущее эгоистическим романтизмом."

Серж Генсбур, интервью.

Jess Franco (1930 - 2013)

"Я вообще не люблю ярлыков. Ярлыки - это способ превратить кино, литературу или музыку в своего рода коллекцию энтомолога. Вот он вешает свою коллекцию бабочек на стену и говорит - эта бабочка такого рода и все такое. Я думаю, что кино должно быть намного свободнее.

Но если уж ставить этикетку, я предпочитаю, чтобы это было "кино класса Б", потому что, в конечном счете, мудрецы, придумавшие эти ярлыки, сами считают такие фильмы лучшими. И вот доказательство: когда на Каннском фестивале эти официальные мудрецы собираются каждый год и выбирают десять лучших фильмов мирового кино, всегда шесть или семь картин будут класса "Б" - там обязательно окажутся фильмы ужасов Фрица Ланга или вестерны Джона Форда.

Так что пусть говорят, что мои фильмы класса "Б", мне даже это очень приятно, потому что это то, что называется жанровым кино, а мне жанровые фильмы очень нравятся."

Джесс Франко, интервью Дмитрию Волчеку

Фрагмент лекции Александра Дугина "Постобщество" и 9 постеров к фильму Рэя Денниса Стеклера. / "The Incredibly Strange Creatures Who Stopped Living and Became Mixed-Up Zombies!!?" - 9 Posters.

Полюсом исследований явлений Постмодерна в США стал в 80-е годы ХХ века американский социолог, журналист и издатель Адам Парфри, создавший специальное издательство «Feral House», дословно «Звериный Дом», где опубликовал серию книг о постмодернистских явлениях в США - включая самые маргинальные и не упоминаемые широкой прессой.

Парфри поставил своей целью каталогизировать все социально атипичное, странное, маргинальное, абсурдное, экстремальное в американском социуме – от социальных сетей цирковых лилипутов до сатанинских культов, от экстравагантных сект до субкультуры сумасшедших криминальных рокеров (таких как G.G. Allin), от энтузиастов теории заговора до искателей «снежного человека».

Первый и наиболее известный сборник своих социологических зарисовок Парфри назвал «Apocalypse Culture» («Культра Апокалипсиса»), и это название стало обобщающим концептом для целого спектра исследований – в американских книжных магазинах существует специальные полки, отводящиеся под рубрику «Культура Апокалипсиса», где располагаются книги, написанные под влиянием Парфри и его направления в социологии.

В этом же направлении работал и В. Вэйл, издатель американского журнала «RE/Search», в котором публиковались систематизированные обзоры «невероятно странной культуры» (incredibly strange culture), включавшие «невероятно странную музыку» (incredibly strange musick), «невероятно странное кино» (incredibly strange cinema) и т.д.

А. Пафри и В. Вэйл, а так же их последователи и коллеги, составили католог тех направлений в искусстве, культуре, религии, политике, науке, которые в ХХ веке не укладывались в рамки большого стиля, в рамки мэйнстрима, и были отвергнуты обществом в силу своей экстравагантности, неадекватности, а подчас, и просто халтурности.

Классическим примером этого типа является американcкий кинорежиссер Эд Вуд (1924 – 1978), признанный самым неудачным и бездарным кинорежиссером за всю историю кино.

А статусом самого глупого и провального кинопроекта ХХ века, по мнению некоторых критиков, следует наградить B-movie «Озеро зомби», которое начал снимать один бредовый (культовый) кинорежиссер Джесс Франко, а закончил другой, еще более бредовый - Жан Роллен.

С точки зрения Парфри и Вэйла, именно в таких законченных неудачниках, бездарностях, лузерах и чудаках (freaks) следует искать ключ к пониманию культуры Постмодерна, которая складывается на наших глазах.

Те авторы, артисты, художники, которые нашли себе место в доминирующем социальном дискурсе, соответствовали внешним стандартам, а поэтому не несли ничего принципиально нового, они были на одном уровне с обществом и отражали его критерии.

Маргиналы, неудачники, бездарности и самовлюбленные недоумки развертывали в своем забытом, но воскрешенном усилиями Парфри и Вэйла творчестве новую систему координат, построенную не от общества, а от его минимальной ячейки, от его атома, пытавшегося интегрироваться в доминирующий дискурс, но свернувший на полдороги или просто не сумевший этого сделать.

Такие фигуры как Эд Вуд или Рэй Деннис Стеклер воплощают в себе образы «культурных идиотов» у которых не хватило ума освоить законы социализации, и они остановились на полпути, обратив свою энергию в немыслимые по глупости и неудачности произведения.

Но именно эти «культурные идиоты» и их провальная продукция и показывают в должном виде и с должными пропорциями судьбу логемы в Постмодерне, логемы, как измельченного логоса, выброшенного на периферию и борющегося – с переменным успехом – с окружающим его стремительно растущим ничто.

Те, кто является маргиналами, с точки зрения заканчивающегося Модерна, становятся ключевыми фигурами Постмодерна – их провал становится их успехом, их невнятность – новым критерием ясного послания.

Вслед за исследователями маргинального эту линию подхватывают и крупные продюссеры, и уже о Эд Вуде ставится крупнобюджетный фильм Тима Бёртона с Джонни Деппом в главной роли, а поклонник Парфри Крис Картер запускает сериал «X-files», («Секретные Материалы») с развитием самых нелепых конспирологических тем и сюжетов, впервые обозначенных Парфри.

Александр Дугин, "Постобщество (Структурная социология)".

Ещё один материал про фильм можно найти на сайте