Anaïs Nin — Почтальон из мира бессознательного


Anaïs Nin & Rupert Pole  1953  «Come as your madness» party

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

В конце года Пол Мэтисон и Рената Друкс устроили у себя костюмированный бал-маскарад.

Я одела колготки телесного цвета и опоясала талию леопардовой шкурой. Волосы были обильно посыпаны позолоченной пудрой, вдобавок я заплела в них множество узеньких меховых полосок. Точно такие же полоски прикрывали мои соски, а на спину Джил Хендерсон нанесла витиеватые первобытно-дикарские узоры. Всё это безумие довершали длиннющие двухдюймовые ресницы.

На голову я нацепила пустую птичью клетку, откуда периодически доставала клочки бумаги с цитатами, хаотично вырванными из моих книг. Я по очереди обходила всех гостей вечеринки и каждому из них вручала в руки записку, предварительно сообщая: «Вам телеграмма из мира бессознательного!».

Когда мы прибыли, всё здание было мягко освещено свечами. Рената Друкс встречала гостей у дверей, она была одета в тёмное трико, ярко переливающийся шарфик и шляпу а-ля «Чёрная Вдова». Лицо Ренаты скрывала мексиканская маска смерти, другую маску она держала в руках. Должно быть, на этот наряд хозяйку вдохновил Хосе Гуаделупо Посада - художник, рисовавший гламурных модниц с черепами вместо голов. Рената хотела показать извечный конфликт между чувственностью и смертью.

Мой спутник Руперт Поул прицепил на голову болтающиеся антенны с муляжами глазных яблок, ещё несколько глаз оказалось в районе его гениталий. Сам Руперт объяснял, что он всего лишь зритель, скромный незаметный зритель, «во все глаза» наблюдающий за происходящим.

Стены дома были украшены ветками сумаха, обстановка напоминала тропический лес. Рената повсюду развесила мексиканские маски и черепа животных. Восточные благовония окутывали гостей сладковатым дымом, постепенно людские раскрашенные лица становились похожи на экзотические артефакты интерьера.

Я искала глазами Кеннета Энгера, но его нигде не было. Позже Рената сказала мне, что Энгер появился раньше всех и прошествовал в отдалённую тёмную комнату. Там он зажёг гигантскую свечу и попросил хозяйку дать знать, когда все соберутся. Маг хотел эффектно обставить свой выход, но Рената увлеклась встречей гостей и забыла о его просьбе.

Когда расстроенный Энгер всё таки вошёл, свеча в его руках наполовину сгорела. Тем не менее, момент для появления оказался удачным - публика притихла, ошарашенная нашим с Рупертом видом, и тут её окончательно добил Кеннет, наряженный в костюм Гекаты. Его длинные чёрные ногти напоминали иглы, половину лица закрывала маска, с другой половины на нас таращился сильно накрашенный глаз.

Кёртис Харрингтон весьма похоже изображал сомнабулу Чезаре из «Кабинета доктора Калигари». Он медленно бродил среди гостей, вытягивая руки словно зомби под гипнозом. Самсон де Бриер нарядился восточным султаном, с ног до головы усыпанным драгоценностями. Джон Рид покрыл тело и лицо белой и чёрной красками, являя собой безумие двойственности. Какая-то женщина держала над головой раскрытый зонт, с которого на пол водопадом лились золотые побрякушки.

Рената Друкс танцевала с Кеннетом Энгером. Неожиданно она застыла, вся вне себя от ужаса и сказала: «Это так утомительно, танцевать со своим безумием!». Энгер промолчал, а я ответила: «Надо же, ты говоришь точь-в-точь как женщины в моих романах! А ведь я годами выслушивала упрёки, что таких разговоров не существует».

Анаис Нин,  «Дневник 1947 - 1955»

Перевод - Доктор Уильям С. Верховцев

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

P.S.  Вечеринка «Come as your madness» громыхнула в ночь на хэллоуин, 31 октября 1953 года. Именно она толкнула Кеннета Энгера на создание «Inauguration of the Pleasure Dome», снятого по горячим следам безумного бала-маскарада. Руперт Поул, обозначенный здесь как «мой спутник», через пару лет станет вторым мужем Анаис Нин. В 1953 году Нин всё ещё состояла в браке с Хью Гюилером и представить другого мужчину кроме как «my escort» не решалась.

Распространённая ошибка, связанная с фото, состоит в том, что в спутники Анаис Нин почему-то записывают Джона Парсонса. Знаменитый химик-телемит погиб за год до описываемых событий, присутствовать на этой вечеринке он не мог. А вот жене Парсонса, Маджори Кэмерон довелось пересекаться с Анаис, это случилось как раз таки на «Inauguration of the Pleasure Dome». Масса очевидцев, включая Энгера и Харрингтона, утверждают, что отношения двух дам на съёмочной площадке были более чем натянутыми.

Anaïs Nin   Inauguration of the Pleasure Dome   1954

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
E
n
D
i
L
p
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.