Егор Летов — Революции не будет

Коллектив — это я сам. Я всегда просто набирал людей, которые в данный момент мне соотвествовали, вот и всё. Те люди, которые были раньше, как мне кажется, по большому счёту состарились, морально и духовно. Идеально, конечно, было бы набрать новых. Но откуда их брать? Для того, чтобы нормально сыграться с музыкантами, чтобы была духовная совместимость, нужно время. Я этого сейчас позволить себе не могу, поэтому играю со старыми музыкантами. Хотя они не хотят и уже по большому счету не могут вложить в эту музыку то, что вкладывали в 1989 году.

Когда песня задумывается, она уже звучит в голове определённым образом. Ни разу в жизни я не достиг того звука, которого хотел. Это не должно быть чистым или грязным или каким-то ещё... Единственный раз, правда, удалось — в последних двух альбомах «Солнцеворот» и «Невыносимая лёгкость бытия». Но народ, оказалось, это совершенно не принял. Звук этот ему не понравился — кажется им, что записано очень плохо.

На самом деле это писалось в течении двух лет и специально выстраивался очень чёткий, очень тонкий звук, где вырезались все средние частоты, где вся атака на басе была полностью похерена, где играл басовый орган. Звук вышел нетривиальный и никому не понравился. По моим понятиям — это самый идеальный альбом, который я хотел создать. Там восемь гитар играет в унисон. И так далее.

Два последних альбома, по большому счёту, были сделаны на одном уровне, для самих себя. Когда мы стали их записывать, мы уже поняли, что народ это не примет, потому что они очень сложные по технологии создания. Я впервые в жизни так выступил, когда текст — это как ритмическая основа, не главная. То есть функциональная, а не смысловая. Последний альбом — это своеобразная дань почтения Таривердиеву. Но кто это поймёт?

То, что мы делаем, это из области, я извиняюсь за выражение, героизма. Мы взяли на себя определённую функцию, которая нам даже не полагается. Мы насильно её взяли. Мы делаем с этой реальностью какие-то вещи, чтобы стало лучше, или хотя бы так, как было раньше. Сейчас речь идёт уже просто о выживании, а не о революции той же. Лимонов всё думает, что будет революция. Революции не будет.

Сейчас люди живут как идиоты, в определённых схемах, полностью заторможенные, заквашенные в этих схемах — какие бы они не были — политические, эстетические, искусствоведческие. Панки-не панки — всё равно дураки. Если человек себя как-то назвал — значит, дурак. Если в какой-то одной схеме ценностей находишься — всё, обречён! Ты заточен в определенной системе и уже больше ничего не увидишь. Всё, что мы делали в этой жизни — мы ломали любые схемы, мы и сейчас их ломаем, и дальше будем ломать. Пока мы живы.

Егор Летов,  Фрагменты интервью с Л. Парфентьевой, 1998 г.

Портрет - Сергей Загаровский / Sergo Z

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
z
3
Q
d
X
e
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.