Hanna Schygulla, 1981 (Photo by Clive Limpkin)

 - Можете назвать три-четыре события в своей жизни, которые её круто поменяли, сделали вас тем, что вы есть?

 - Первое - встреча с отцом. Второе - встреча с Фассбиндером. Третье - то, что научило меня помнить о смерти. Ну, когда ты должен погибнуть, а этого вдруг не происходит. Надо сказать, я всегда обожала пирамиды, увлекалась самим их образом, даже вырезала из газет все фотографии.

В год после смерти Фассбиндера я сначала побывала в Мексике, где поднималась на пирамиды ацтеков - они ступенчатые, - а затем вместе с режиссёром Маргарете фон Тротта мы отправились в Египет. Там меня потрясли сфинкс, пирамиды Хеопса и Хефрена. Мы на день вернулись из Долины Царей в Каир, а потом пришла идея всё-таки встретить в Долине рассвет. С компанией друзей ночью поехали обратно.

Прибыли на место, откуда ни возьмись - местный житель, араб. Он предложил то, что категорически запрещено и является в Египте святотатством, - подняться на вершину пирамиды. Я тут же согласилась. И вот представьте себе: мы трое стояли на вершине, а над нами всходило солнце. Это было мистическое переживание, совершенно непередаваемое, я впала в полную эйфорию.

Когда стали спускаться, в своём полном восторге под ноги я не смотрела. Споткнулась и пролетела до самого подножия. Нет, это была не вся стена, а примерно с половины, но в любом случае практически смертельно. Я только догадалась, что нужно сгруппироваться и катиться как мяч. Как ни странно, упав на землю, я вообще ничего не сломала, отделалась синяками.

Один из друзей успел сфотографировать как я лечу. Теперь эта фотография всегда стоит рядом с моей постелью, чтобы я каждое утро просыпалась и радовалась, что жива. Потому что в тот день я точно должна была погибнуть.

 - Помните свою первую встречу с Фассбиндером?

 - Самую первую не помню, что очень жаль.

 - Известно, что вместе со своей группой он жил этакой маленькой комунной и вёл довольно опасный образ жизни. Беспорядочные сексуальные связи, наркотики, алкоголь... Вас это коснулось?

 - Нет. Я всегда для них была человеком со стороны. Это у меня такая роль в жизни. Быть одновременно и центром, и посторонней.

 - Был момент, когда вы оказались в Голливуде и могли начать карьеру голливудской кинозвезды. Почему не начали?

 - Американцы очень быстро перегорают. Сегодня ты у них богиня, дива, ты великолепна, а на будущий год тебя никто не помнит. Мне это не близко. Ну, может быть, следовало заниматься всем этим более систематически, взять себе агента, что-то выстраивать, но я не привыкла. Ко мне всё всегда приходило само, я никогда ни за чем не гонялась. И последнее: мне казалось, что мой, так сказать, фасад не настолько идеален, чтобы стать голливудской звездой.

 - Вы играли любовь у Фассбиндера, Вайды, Годара, Феррери. Кто из них, на ваш взгляд, больше понимал про любовь?

 - Ни один не был специалистом.

 - Ваши собственные романы пересекались с работой?

 - Ну да, я влюблялась в режиссёров и актёров, и в меня влюблялись, но я не хочу называть имена.

 - Из всех женщин, которых вы играли, кто вам наиболее симпатичен?

 - Никто не симпатичен. Мне кажется, я сама в жизни гораздо симпатичнее. Может, мои героини трогательны, но не более того. Кстати, «симпатичный» - слово не из лексикона Фассбиндера. Он всё время говорил: «Быть милым ни к чему не приводит». Имел в виду, что это слабость, несамостоятельность, нехватка собственного пути.

Ханна Шигула   фрагменты интервью К. Тархановой

газета  «Московский Комсомолец»   13 марта 2004 г.

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

25 декабря 1943 года родилась Ханна Шигула

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
d
2
L
9
v
C
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.