Илья Кормильцев. Музыкальные Обзоры.

Во второй половине 90-х годов Илья Кормильцев писал музыкальные обзоры для ежемесячника "Живой Zвук". Ниже представлены некоторые из его рецензий.

Виды Рыб - "Muslimgauze VS. Species of Fishes" (1999)

Плодовитый британский авнгардный диджей производит музыку более чем на любителя - такую мог бы писать намертво зависший компьютер со склонностью к исламскому фундаментализму. Впрочем, если стиль - это верность себе, то Muslimgauze трудно обвинить в отсутствии стиля - все его многочисленные творения похожи друг на друга как две капли воды. Если бы объектом ремикширования стали не родственные по духу "Виды Рыб", а Алла Пугачёва, результат не сильно бы разнился.

С нашей скромной точки зрения слушать все эти звуки без напряга смогут или закоренелые снобы, или лица, глубоко погрузившиеся в увлекательный мир психохимии. Впрочем, именно поэтому альбом и вышел тиражом в 499 нумерованных экземпляров.

Воплi Вiдоплясова - "Краiна Мрiй" (1997)

После успеха "Музiки", сделавшей ВВ из достояния узкого круга эстетов феноменом массовой культуры, не могла не последовать волна переизданий их более ранних работ. "Краiна Мрiй", существенно улучшенная недавним пересведением во Франции, более концептуальна по звуку и музыкальным идеям, чем приглаженная и припопсованная "Музiка", однако её энергетический напор не может оставить равнодушным.

Выдержанный практически на одном дыхании, этот альбом - как яркая вспышка удалого безумия, к которому удивительно подходит устаревшее слово "перепляс". А ещё эта запись наводит на мысль, сколько было упущено всеми нами в период безраздельного попсового засилья середины 90-х. Или этот период всё ещё продолжается?

Солдат Семёнов - "Силовые поля тишины" (1998)

Если первые две работы этого проекта неуверенно метались от великолепных взлётов к не менее чувствительным падениям, то в "Силовых Полях Тишины" возобладала уверенная ровность. Если мысль о том, что вам будут целый час подряд декламировать стихи под музыку, невыносима для вас - отложите этот альбом в сторону. Если же ваш культурный кругозор позволяет вспомнить, что тем же самым частенько занимался Джим Моррисон, то вы не пожалеете о потраченном времени.

 Звуки Му - "Грубый закат. Dance mix" (1995)

Трудно сказать, что вызвало появление этой пластинки - но явно не желание стать звёздами рэйва. Обещанная на обложке танцевальность остаётся пустым обещанием. То, что мы слышим, - это грамотно сведённый, с хорошей ритмической основой альбом "Грубый Закат". И это уже немало: ведь о содержании оригинальной версии (в силу некоторых особенностей звукозаписи в Наро-Фоминском районе) приходится только догадываться. Может, "Dance Mix" - это просто извинительный повод для того, чтобы исправить свою ошибку, не признавая её?

Впрочем, Бог с ним. Благодаря этой затее мы наконец расслышали, что хотел сказать Пётр Мамонов. А хотел сказать он много интересного - такие песни, как "Канава", "Бронепоезд", "Брат" вполне на уровне лучших старых хитов "Звуков Му", а поэзия местами просто блистательна. Жаль, что из-за технической отсталости нашего села мы так долго были лишены этих песен. Впрочем, теперь они составляют отличную компанию великолепному последнему альбому "Звуков" "Жизнь Амфибий как она есть".

Браво - "Хиты про любовь" (1998)

Существуют люди, которые призваны изображать собой птицу Феникс. Евгений Хавтан как раз из таких людей. Сколько раз "Браво" взвивалось быстрой ракетой, сколько раз падало, испустив пук искр. Но Хавтан неистребим, как Бэтмен.

Новый альбом "Браво" - бесспорная веха в бескрайней и безводной, как Каракумы, пустыне нашей поп-музыки. Блестяще стилизованный, пользующийся всеми словечками из языка современной мировой музыки, альбом непринуждённо скользит от стильного диско ("В логичном мире") к изящному латино ("До свидания"), от реверсивно-психоделических цитат ("На планете Гамма") к биг-биту a la Shadows ("Тише, послушай"). Красиво, элегантно, взвешенно - ничего общего с недавними работами "Браво", которые демонстрировали явный регресс в направлении унылой вторичности.

Хавтан долго шёл к одному из своих самых лучших альбомов - к такому, про который смело можно сказать, что он сработан по высшим стандартам. И, пожалуй, в первый раз не появляется желания сказать "Вот если бы была Жанна...". Хотя Роберт Ленц традиционно остаётся самым слабым звеном в связке, сила и красота песен поднимают его навевающий меланхолию вокал на достойную высоту.

И омрачает светлую радость встречи с отличной музыкой только одно - почему люди, которые делают хорошие вещи, у нас уже 20 лет одни и те же, а ряды тех, которые делают дерьмо, растут на глазах?

Василий Шумов - "Тектоника(к)" (1992)

Центр - "Центромания. Стадия первая" (1996)

Центр - "Центромания. Стадия озарения" (1995)

Василий Шумов никогда не был героем рок-н-ролла в общепринятом смысле этого слова. Он, скорее, относится к тем, кто, стоя на периферии суетной моды, генерирует свежие идеи. Уехав в США, он тем более выпал из поля внимания близорукой московской музыкальной публики. Впрочем, он вряд ли об этом сожалел.

Общественный интерес снова сфокусировался на Шумове, когда эстетический тупик, в который зашёл так называемый "русский рок", стал очевидным. Все начали дружно вспоминать "упущенные возможности", то есть тех, кто в своё время не вписался в крикливый и расчитанный на стадионный пафос рок-мэйнстрим.

В переменившейся атмосфере вполне закономерен выпуск шумовской ретроспективы, насчитывающей немалое количество альбомов. Небольшая, но сплочённая община "центроманов" всегда была в курсе шумовской деятельности, но более широким массам не помешает освежить память.

Три обозреваемых альбома неравнозначны. "Центромания. Стадия Первая" представляет предпринятый Шумовым на калифорнийской почве римейк классических песен "Центра" периода 80-х годов. Опыт нельзя назвать вполне удачным - минималистическая электронная стилистика "Центра" была детищем своего времени и вполне гармонировала с "гаражным" шумовским вокалом и поэзией. В новых музыкальных декорациях, от которых за милю разит бурритос и Сансет Стрипом, они смотрятся химерически.

"Тектоника(к)", напротив, просто переиздание одного из самых замечательных шумовских альбомов, звуковые приёмы которого на уровне 1992 года (время его записи) выглядят смелыми не только для совка, но и для Лос-Анджелеса. Дорвавшийся до сэмплов Шумов блистателен так же, как и подпевающие ему Жанна Агузарова и Ким Нарсисс.

Очень смелый и интересный альбом, поставить высшую оценку которому не позволяет только некоторая стилистическая нестыковка между музыкальным и поэтическим материалом. Последний пребывает - увы и ах! - по преимуществу в могучей тени родных берёз со всей присущей ей (тени) социальностью и недобрым оскалом. Врочем, такие вещи, как "Фотолаборатория" или "Случай в Метро", поднимаются, несмотря ни на что, до известных метафизических высот.

Несколько слабее более поздняя работа "Центромания. Стадия Озарения", где предпринята не вполне убедительная попытка скрестить постмодернового Василия Шумова с модерновым Артюром Рэмбо. Последний, конечно, очень хороший поэт, но несколько из другой оперы.

К тому же эпоха концептуальных альбомов миновала ещё в 70-х, и часовое вокализирование пространной поэмы на фоне эмбиетно ориентированной музыки чем-то напоминает многочисленные советские арт-роковые коллективы 20-летней давности. Но от неудач не застрахован никто. Тем более, что даже в этой работе очень много интересного - иначе Шумов не был бы Шумовым.

Нож для Frau Muller - "Алло, Супермен!" (1999)

Эволюция "Ножей" долго вела их по восходящей, хоть и не прямой линии, совершенствуя в стильности. И вот наконец привела к заметному успеху, вписав в модный в последние два года (не здесь модный) "коктейльный звук", наиболее представленный коллективами из Франции и Японии, такими как Dimitri from Paris, Yoshinori Sunahara, Cornelius.

Легкомысленное смешение латноамериканских ритмов, саундтреков к мультяшкам и звуковой палитры синтезатора Casio для дошкольников, предписанное для этого стиля, очень даже удалось питерцам. Единственный недостаток - атмосфера беззаботности, которая с трудом найдёт отклик в угрюмых сердцах большинства слушателей.

Андрей Зубарев & Борис Гребенщиков - "Рапсодия для воды" (1997)

Компактик, вышедший под странным, почти гайдновским названием, передаёт суть свойственного нашему народу общинно-колхозного образа мысли - если на Западе всякие там Rolling Stones и Queen вынуждены стоять в очереди у дверей Лондонского Симфонического Оркестра, ожидая, когда их соизволят сыграть, у нас достаточно мигнуть своему же гитаристу, а он уж расстарается.

Камерная версия песен БГ, лишённая гласа и мысли вождя, напоминает туловище професора Доуэля после удаления головы. Но это для тех, кто знает оригинал. Для тех же, кого Бог миловал, звучит приятная лирическая сюита, которая отлично подходит не только для подсадки ангелов на иглу Петропавловского Собора (с этой целью она, если верить надписи на обложке, и была создана), но и для озвучивания видеогидов по пригородам Петербурга, мест массовых гуляний пионеров и школьников и вольеров с водоплавающими гадами, то есть для всех тех мест, где должна звучать тихая, ненавязчивая музыка без слов.

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
u
B
P
z
M
X
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.