Когда пройдёт боль.

Автор - Доктор Уильям С. Верховцев

Посмотреть последние 20 материалов этого автора


Sister Ray (Lou Reed)   Photo by Dave Stewart

I am tired, I am weary

I could sleep for a thousand years

A thousand dreams that would awake me

Different colors made of tears

Lou Reed

День начался с новости о том, что умер Демис Руссос. Нельзя сказать, что я как-то глубоко изучал его дискографию. Так, по верхам - Вангелис, Aphrodite's Child, три шестёрки в названии альбома...

У меня грек напрочь ассоциировался с великим советским фильмом "Полёты во сне и наяву". Сцена празднования сорокалетия героя Янковского, саундтреком которой были Джо Дассен, "Ярмарки Краски" и целый блок песен Руссоса - абсолютно гениально схваченный тупик и безпросветность позднего СССР. Фразу Олега Палыча Табакова "Товарищи, Серёга больше не будет!" я любил повторять к месту и не к месту.

Была у Руссоса ещё одна вещь - смачно сделанное диско, я вставлял её в какой-то сборник лет десять назад... Название длинное, надо будет поискать.

На телеэкране группа "Фабрика" лихо отплясывала среди сельских пейзажей. Внимание сразу же зацепилось за слова "заплетала реку в косы". Матвиенко молодец - умеет грамотно использовать фольклорные темы в поп-музыке. Фраза про косы, кстати, очень хлёсткая, она скорее подошла бы условной рок-поэтессе с гитарой, чем симпатичным factory girls.

Я начал мысленно прикидывать, кто мог бы спеть "заплетала реку в косы". Янка (вот ведь злая ирония!) подошла идеально, Настя тоже никаких вопросов не вызвала. С Жанной Хасановной возникла сложность, но я сумел себя убедить, что это возможно. А вот с нынешними туго. Мадам Z не вписывалась категорически - хоть ты укелеле об сцену расколоти, всё равно mission: impossible.

Днём ранее Эрнст-TV устраивало ежегодный "плач по Семёнычу". Эти посиделки на следующий день неизменно вызывали шквал откликов, типа того, что "Володины песни не надо перепевать, неррррв не тот, да и люди не те (хоть и старательно хрипят-надрываются). Всем скептикам можно порекомендовать летовскую версию "Белого Безмолвия". Всё - то, было бы умение...

Наткнулся на запись Артемия Троицкого о том, что (по непроверенным данным) в конце 2014 года скончалась легендарная Кони - любимая лабрадорша Путина. Вспомнил дико неприличный анекдот про "чуть помммедленнее, Кони, чуть помммедленнее..." и неожиданно переслушал альбом Лу Рида "Coney Island Baby" семьдесят шестого года.

Далее решил посмотреть фильм "Синяя Рука" - экранизацию Эдгара Уоллеса. Готический замок, убийца с синей рукой, Клаус Кински играет аж двоих братьев-близнецов - на словах вроде бы круто, но в процессе просмотра несколько раз вырубался.

Опять вспомнил Руссоса. Наталия Медведева в одной из своих книг писала: "В начале лета во дворе все время крутили его пластинки. Фальцет циклопа заинтересовал меня, и я перевела несколько песенок – «Мы притворяемся, что конец не нашел нас». Могу себе представить советскую песню с таким текстом, ха-ха!".

Первый звоночек о грядущем веселье я пропустил.

Боль в спине началась не сразу, она подступала медленно, но неотвратимо, как толпы нелюдей в фильмах Ромеро. Я примерно час передвигался по квартире, пытаясь не обращать внимание на ноющую спину. И ведь дожен был помнить, дурак, чем это закончилось в октябре прошлого года. Но куда там "помнить" - отставить панику, само рассосётся, не кипишуй - всё ништяк и т.д.

Первый приступ начался в районе девяти вечера. Скрутило резко, минут десять я орал как Screamin' Jay Hawkins, пока не нашёл положение на боку. Было ощущение, что в позвоночник вогнали раскалённый прут и с оттяжкой его там проворачивают.

... мысли приняли совсем хаотичный вид...

... про какого-то знаменитого американского боксёра говорили, что он перед боем насыпал в перчатки раствор цемента, а в перерыве между раундами незаметно заливал туда воду и ушатывал противника на раз...

... в книге Лимонова "История его слуги" во время прогулок по Нью-Йорку часто встречается название "Хадсон" или "Хадсон Ривер". Только к середине книги я понял, что это Гудзон...

... в начале 60-х Кит Ричардс не пользовался успехом у дам. Однажды он закрутил с молодой африканкой и заявился к ней домой. Отец девушки, чтущий традиции предков, схватил копьё со стены и метнул в сторону противника с криком "Уходи из моего дома, белый человек!". История популярной музыки могла сложиться совсем по-другому, но великий Мганга промахнулся...

... мемуары Ричардса меня угораздило купить в португальском городе Обидуш. Туристов там угощают напитком под названием жижинья - это настойка, налитая в шоколадный стаканчик. Сначала ты выпиваешь alcohol, а потом закусываешь стаканом. Надегустировашись жижиньи, я на кураже купил  толстенную книжку мемуаров Ричардса на португальском - почти косарь на наши докризисные деньги...

... песню Шнурова "Я такая крутая, когда выпью вина" в конце 90-х пела покойная участница "Колибри" Наталья Пивоварова. Когда настала эра корпоративов, он реанимировал песню и отдал её новой солистке группировки "Ленинград" Юле Коган...

... никогда не прощу Диброву фразу, вскользь брошенную в "Антропологии" про Подольский рок-фестиваль 1987 года - "в Подольске, в самой жопе этого мира". Нижайше прощения просим, Ваше Благородие, как мы могли забыть, что вся илита родом из Ростова...

... знаменитая шутка Годара - пригласить Делона в свой фильм, написать крупными буквами его имя на афише, а роль свести к следующему - гостиничный номер, сидят мужики, курят, разговаривают. Тут стук в дверь. Заглядывает Делон в шляпе, говорит: "извините, я ошибся номером" и уходит...

... однажды я сказал маме, что настоящая фамилия писателя Дмитрия Быкова - Зильбертруд. Мама мгновенно сымпровизировала:

Только тех, кто любит труд

Зильбертрудами зовут...

На маму, между тем было больно смотреть. Она сидела возле кровати, смотрела на мои корчи и ничем не могла помочь.

Около одиннадцати вечера решил включить "Футбольный Клуб". Вася Уткин и Бунтман-старший порадовали новостью о возможном переходе Дзюбы в "Зенит". Василий Вячеславович утверждал, что Дзюбиньо дутая величина, я полностью разделял его мнение. Последний приличный отечественный форвард в "Спартаке" - это Павлюченко, дальше - глухо.

Под разговоры про красную карточку Криштиану Роналду я опять начал вырубаться. Вторая часть Марлезонского балета не заставила себя ждать. Во сне что-то внутри меня щёлкнуло, дёрнулось и накатила новая волна боли, до которой первому приступу было как Юрмале до Алтамонта. Вызвали скорую. Санитар впорол два укола в руку - я боялся шевельнуться, так что про набат железных ягодиц не могло быть и речи.

После уколов я почуствовал себя как мальчик c разъезжающимися шнурками из клипа Portishead. Где-то вдали меланхолично шваркал винил, окружающая действительность была видна как будто сквозь толстое стекло аквариума. Именно тогда я и получил коротенькое письмо с границы между светом и тенью.

"Ты хотел знать, что будет с Мариной дальше? У меня мало времени. Слушай, хотя вряд ли этот рассказ будет весёлым.

Через полгода после большого концерта The Doppelgängers Боря окончательно разругался со старыми друзьями и уехал в деревню. Однажды он пошёл купаться на котлован в компании каких-то мутных местных девок и там по пьяни утонул. Марина чуть не наложила на себя руки, но её успели откачать. С Мишаней она рассталась и плотно зависла на препаратах.

Родители Марины подарили ей путёвку в Египет. В первый же день она познакомилась с соседом по гостинице - вроде бы американцем - и крепко с ним загудела. Новый знакомый снимал на камеру как мало что соображающая Марина бродит, словно сомнабула, вдоль Пирамид. Лицо её приобрело жуткий пепельно-серый оттенок, однако человека с киноаппаратом это устраивало. Он всё время повторял "you are goddess!" и добавлял что-то неразборчивое, вроде бы про Лолиту.

 - Какая я тебе Лолита, чорт нерусский? - хмурилась Марина..."

WARNING!    IT'S A WRONG MESSAGE.   DELETE ?

Спорить было бессмысленно, дилит так дилит. Я наконец-то провалился в сон.

Товарищи, Серёга больше не будет!

Когда пройдёт дождь, тот, что уймёт нас,

Когда уйдет тень над моей землёй

Я проснусь здесь, пусть я проснусь здесь,

В долгой траве, рядом с тобой ...

И пусть будет наш дом беспечальным,

Скрытым травой и густой листвой

И узнав всё, что было тайной,

Я начну ждать когда пройдёт боль ...

Так пусть идёт дождь, пусть горит снег,

Пускай поёт смерть над моей землёй

Я хочу знать ... просто хочу знать ...

будем ли мы тем, кто мы есть ...

когда пройдёт боль ...

Борис Гребенщиков


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
7
i
4
2
M
j
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.