Лупе / Lupe (1966)

Режиссёр:  Энди Уорхол       В ролях:  Эди Седжвик,   Билли Нейм

Подобно Джеку Смиту с его эстетикой старомодности и Кеннету Энгеру с его пантеоном распутных голливудских божеств, образы уорхоловских суперзвёзд постоянно отсылают к иконографии поп-культуры. Феномен гламура как неотъемлемой части голливудского иллюзионизма основан на тщательной маскировке затраченного труда, любых усилий по созданию харизматического имиджа, который потребляется зрителем без всяких усилий. И альтернативный гламур «Фабрики», и андерграундная эстетика старомодности Джека Смита как бы выворачивали это положение наизнанку - вместо тщательно скрытого труда он теперь превращался в демонстрирование условий собственного производства, в обнажение приёма <...>

Поскольку показ андерграундного гламура собственных звёзд оставался творческим кредо короля поп-арта, официальный сценарист «Фабрики» Рональд Тэвел следовал единственному конкретному пожеланию, которое, по его словам, он услышал от Энди - «давать не сюжет, а случай». Как и в Голливуде, сценарий стал бы предлогом для отражения уникальной харизмы той или иной звезды - её неподражаемые импровизации (особенно в «Девушках из Челси»), её всепоглощающее присутствие на экране и эксгибиционизм могли бы отводить малозначащему сюжету совсем немного места <...>

Примером, когда нашумевший скандал стал предлогом для показа харизмы «фабричной» суперзвезды - в данном случае Эди Седжвик - может служит фильм «Лупе» об известной актрисе комедий и мелодрам 20-х — 30-х гг. Марии Гваделупе Велес, снимавшейся с Дугласом Фербенксом, Лоном Чейни и Гэри Купером. В отчаянии из-за отказа любовника развестись с женой и невозможности аборта, эмигрировавшая из Мексики 36-летняя католичка Лупе мелодраматично обставила в своём голливудском особняке торжественную церемонию перехода в мир иной - после принятия снотворного, в спальне, украшенной цветами и зажжёнными свечами.

В «Голливудском Вавилоне» Энгер утверждает, что её желудок изверг смертельную дозу - потеряв сознание, звезда захлебнулась водой из унитаза, где застряла её голова (что явно противоречит всем законам физики, а так же мемуарным свидетельствам знавших её).

Этот мелодраматично-анекдотичный инцидент совсем не интересовал Уорхола, снявшего «Лупе» как последний из многочисленных фильмов о повседневной жизни Эди Седжвик, своей музы середины 60-х, — таких, как «Бедная маленькая богачка», «Кухня», «Красота №2», «Внешнее и внутреннее пространство» (все —1965 г.) и др. Единственным напоминанием о самоубийстве стали трёхминутные кадры скрюченного тела Эди с головой в унитазе в конце каждой части 72-минутного фильма.

Как и в других опусах этого почти документального «домашнего кино», напоминающего приёмы французского «синема верите», режиссёр любуется грациозными движениями своей хрупкой героини, показывая, как она танцует, забавляется с котёнком, слушает музыку, обедает и стрижётся у Билли Линича (Били Линич - настоящее имя Билли Нейма; прим автора сайта).

В отличие от «синема верите», камера время от времени отвлекает наше внимание от суперзвезды, панорамируя детали обстановки, пол и потолок роскошных апартаментов отеля «Дакота» на 72-й улице, где снимался фильм, словно восхищаясь ими и вновь создавая с помощью трансфокатора мозаику «визуального шума».

Андрей Хренов,  «Маги и радикалы: век американского авангарда»

Мы тогда были одержимы мистикой Голливуда, всем этим его кэмпом. Одним из последних фильмов с Эди был «Лупе». Мы дали Эди главную роль и снимали в квартире Панны Грэйди в старой доброй Дакоте у Центрального парка, 72. В 60-е Панна принимала у себя приличных интеллектуалов вместе с типами из Ист-Сайда – особенно любила неравнодушных к наркотикам писателей.

Мы не раз слышали о Лупе Велес, Мексиканской Гадюке, которая жила в голливудском палаццо в мексиканском стиле и решила совершить в этом райском саду самое прекрасное самоубийство – с алтарём и горящими свечами. Она всё подготовила, приняла яд и легла в ожидании своей прекрасной смерти, но в последний момент её начало рвать, и она умерла головой в унитазе. На наш взгляд, просто красотища.

Энди Уорхол, «ПОПизм: Уорхоловские 60-е»

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
s
8
9
U
y
B
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.