Maria Montez, Siren of Atlantis (1949)

Maria Montez & Jean-Pierre Aumont,  Siren of Atlantis  1949

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Чувствовала ли она опасность, нависшую над её головой? Хотела ли встретить её во всеоружии своих непобедимых чар? Не знаю … Моя память сохранила воспоминание о слабом, хрупком и почти обнажённом, без колец и драгоценностей, теле, которое я прижимал к своей груди прошлой ночью. Теперь же я удивлённо отступил назад, увидев пред собою не женщину, а величавую царицу, разукрашенную наподобие языческого идола.

Могучая роскошь фараонов тяжело давила на тщедушное тело Антинеи. Её голова была увенчана псхентом богов и царей: огромным убором из чистого золота, на котором национальные камни туарегов — изумруды — чертили в разных направлениях её имя тифинарскими буквами. На ней было священное облачение из красного атласа с вышитыми на нём золотыми лотосами. У её ног лежал скипетр из чёрного дерева, заканчивавшийся трезубцем. Её голые руки обвивали два уреуса, пасти которых доходили ей до подмышек, как бы стремясь там укрыться. Из каждого ушка псхента лилось обильною струёю изумрудное ожерелье и, пройдя сначала, наподобие чешуи у кивера, под её упрямым подбородком, спускалось затем кругами на её обнаженную шею.

Увидев меня, Антинея улыбнулась.

— Я ждала тебя, — сказала она просто.

Я подошёл ближе, остановившись прямо перед ней, шагах в четырёх от её трона.

Она насмешливо на меня посмотрела.

— Что это? — спросила она с величайшим спокойствием.

Я взглянул по направлению её вытянутого пальца и заметил торчавшую из моего кармана рукоятку кинжала.

Я извлёк его и крепко зажал в руке, подняв для удара.

— Первая из вас, которая двинется с места, будет брошена голой, в шести милях отсюда, среди раскалённой пустыни, — холодно сказала Антинея своим женщинам, затрепетавшим от страха при виде моего жеста.

Обратившись затем ко мне, она продолжала:

— Этот кинжал, говоря по правде, очень некрасив, да и владеешь ты им, кажется, довольно плохо. Хочешь, я пошлю Сидию в мою комнату за серебряным молотком? В твоих руках он действует лучше, чем этот кинжал.

— Антинея, — глухо произнёс я, — я вас убью.

— Говори мне «ты», говори мне «ты»! Ты разговаривал так со мной вчера вечером. Неужели они тебя испугали? — указала она на женщин, смотревших на меня широко раскрытыми от ужаса глазами.

Она продолжала:

— Ты хочешь меня убить? Но ведь ты противоречишь самому себе. Ты хочешь меня убить в ту минуту, когда можешь получить награду за совершённое тобою убийство…

— Он … он долго мучился? — внезапно спросил я, вздрогнув всем телом.

— Нет. Я уже сказала тебе, что ты пустил в ход молоток с такой ловкостью, как никогда в жизни.

— Как маленький Кен, — пробормотал я.

Она удивлённо улыбнулась.

— А! ты уже знаешь эту историю … Да, как маленький Кен.

Пьер Бенуа, «Атлантида», 1919 г.

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
p
6
j
c
9
x
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.