Мы вышли из кино. Трибьют Кино (2017)

01  Noize MC — Последний герой

02  Найк Борзов — Это не любовь

03  Биртман (feat. Юрий Каспарян) — Мы хотим танцевать

04  Обе две — Рядом со мной

05  Nina Karlsson — Дерево

06  БЦХ — Когда твоя девушка больна

07  Zilberman — Сюжет для новой песни

08  Воздухоплавательный парк — Звезда по имени солнце

09  Mustelide — Рядом со мной

10  Антон Севидов — Спокойная ночь

"Лично я стараюсь заниматься именно поп-музыкой, а не роком", - так говорил перестроечный Заратустра, он же Виктор Робертович Цой. Много лет лохмачи-переростки в футболках с надписью «Кипелов» дружно не замечают этих его слов. Они до сих пор машут истлевшими флагами и желают знать, в чьи руки попадёт воздвигнутое ими здание.

«Блажен, кто верует, тепло ему на свете!» (А. С. Грибоедов)

Очередной сетевой трибьют Кино, возмутительно анти-роковый и непафосный, был осуществлен в несколько заходов. Конечная версия проекта разрослась до более чем полутора часов звучания и получилась несколько тяжеловесной. Кто хочет - можете рискнуть, но для начала лучше ознакомиться с этой сорокаминутной выжимкой.

*    *    *    *    *    *    *    *    *    *

Noize MC — Последний герой  «Гитары во дворах сменились на битбокс, палёная водка - на палёный кокс», — спел Сергей Шнуров и был по-своему прав. За счёт агрессивной подачи Нойза МС "Последний герой" расправил плечи и зазвучал гораздо бодрее и, не побоюсь этого слова, веселее. Вот что скретч животворящий делает.

Найк Борзов — Это не любовь  «Love is blindness, I don't want to see», — спел Боно Вокс из U2 и был по-своему прав. Шинейд О'Коннор, Долорес О'Риордан, etc - практически у всех поющих девушек из Ирландии есть одна общая вокальная фишка. Цоевское "уууу" в припеве - это она, родимая, и есть. Настоящему ирландцу завсегда везде ништяк.

Биртман (feat. Юрий Каспарян) — Мы хотим танцевать  «А звёзды мне в глаза пылят. Наверно, звёздный танец нынче в моде», — спел Тынис Мяги и был по-своему прав. Лучезарное диско от ретро-гедониста, геодезиста и постмодерниста Биртмана. Осколки хрустальных шаров из Studio 54 хрустят на танцполе ресторана «Плакучая Ива». Юрий Каспарян в качестве приглашённого гостя - это ли не то, что нам надо?

Обе две — Рядом со мной  «Медные трубы, бубны и флейты теперь молчат. Ты стал такой, как все», — спела Наталья Ветлицкая и была по-своему права. Французские свингующие мадемуазели, гаражные баллады Холли Галайтли и группа Garbage в одном изысканном флаконе. Три с половиной минуты чистого счастья. Лучший номер трибьюта, а может быть, и всего 2017 года.

Nina Karlsson — Дерево  «Мне снится Басё с плакатом: Хочу быть, как Цой! », — спел Борис Гребенщиков и был по-своему прав. Краткий урок дзен-буддизма с первого альбома Кино «45» обернулся сомнабуличесим электронным минимализмом от питерской "девушки с синтезатором" Нины Карлссон. Берегите деревья, они похожи на забытые детские сны.

БЦХ — Когда твоя девушка больна  «И теперь нет причин принимать аспирин», — спела Татьяна Буланова и была по-своему права. Изнурённый растаманский грув медленно отмокает под скупыми каплями клавиш. Так могла бы звучать группа «Пятница» в замысловатом дабовом ремиксе Адриана Шервуда.

Zilberman — Сюжет для новой песни  «На заборе написано: Виктор Цой, но за этим забором ничего нет», — спел Гарик Сукачёв и был по-своему прав. Литератор и сценарист Михаил Идов и французский кинопродюссер Серж Зильберман ни разу не родственники. Тем не менее, что-то неуловимо бунюэлевское в этом кавере от Идова есть. Вероятно, дело в абсолютно курёхинских клавишных соло, ближе к концу перетягивающих всё внимание на себя.

Воздухоплавательный парк — Звезда по имени солнце - «Эх Цой, Виктор Цой, Наутилус, Летов. Музыка шикарная, до хуя куплетов», — спел Михаил Елизаров и был по-своему прав. Музыка здесь стремится вверх, в заоблачные дали, когда-то освоенные Cocteau Twins. На таком возвышенном инструментальном фоне куплеты про "красную, красную кровь" слегка теряются.

Mustelide — Рядом со мной «Любовь - это болезнь, страшная болезнь. Я, наверное, возьму больничный лист», — спел Пётр Мамонов и был по-своему прав. Поклонники Стины Норденстам украдкой смахнут ностальгическую слезу. Полуночная скандинавская меланхолия, электронные ритмы и странное чувство какой-то неловкости. "Я не знаю, как мне дать тебе понять, что я уже не та" - вот он, извечный северный экзистенциализм.

Антон Севидов — Спокойная ночь «Часы идут своим путём, в окне сияет ночь», — спел Егор Летов и был по-своему прав. Не секрет, что Цой часто "снимал" песни The Cure и The Smiths. Прошли годы, и Смиты уступили место Джонсонам. Призрачный джаз, небо как кофе, тихий шелест ангельских крыльев, мерцающий вокал - последний раз такое случалось, когда Энтони Хегарти из Antony and The Johnsons записался с обломками Throbbing Gristle на их альбоме-прощании Desertshore.

Доктор Уильям С. Верховцев

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
w
z
B
w
B
T
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.