Поэтические олимпийские игры, 1980

Linton Kwesi Johnson & John Cooper Clarke   1980   London

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Сложат и о нас песни, будет небесам жарко...

 

Наш лечащий врач согреет солнечный шприц

И иглы лучей опять найдут нашу кровь

Не надо, не плачь. Сиди и смотри

Как горлом идёт любовь

Александр Башлачёв

Утром 25 сентября 1980 года был найден мёртвым барабанщик Led Zeppelin Джон «Bonzo» Бонэм. Накануне он по привычке вышел в алкогольный астрал, а на обратном пути захлебнулся любовью во сне. Вечером того же дня в столице Британии прошли первые поэтические олимпийские игры.

Башлачёвские строки (тогда ещё, правда, не написанные), в равной степени имевшие в виду как поэтов, так и музыкантов, чёрной сажей прокоптили стены здания Вестминстерского Аббатства и подгнившими плодами повисли на ветвях окрестных деревьев. Возможно, именно их, перепутав с галдящим вороньём, пытался отогнать неизвестный провидец-энтузиаст. Кто знает?

Про лондонскую олимпиаду поэзии известно не очень много. Несколько раз про своё участие там упоминал Эдуард Лимонов. Имеются так же небольшая заметка в ленте информагентства UPI и отчёт нью-йоркского поэта Майкла Шольника (Michael Scholnick), опубликованный в издании The Poetry Project в декабре 1980 года. Люди из поэтического проекта много лет устраивали чтения в церкви Святого Марка, в семидесятые годы в них участвовали Патти Смит, Нико, Джим Кэрролл и Жерар Маланга (подробнее см. книгу «Прошу, убей меня!»). Понятно, что лондонский фестиваль поэтов не мог пройти мимо внимания их нью-йоркских коллег.

Перевод и компиляция - Доктор Уильям С. Верховцев

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

UPI: Лондон. На следующей неделе в здании Вестминстерского Аббатства состоятся первые поэтические олимпийские игры. Литераторы разных стран встретятся вместе на одной сцене. По словам организаторов, от Британии выступят профессор Стивен Спендер, панк-поэт Джон Купер Кларк и политический активист и реггей-музыкант Линтон Квейси Джонсон. Своё участие так же подтвердили: ветеран бит-поколения Грегори Корсо, Деннис Ли из Канады, советский эмигрант Эдуард Лимонов и Энн Стивенсон, живущая на две страны - Англию и США.

Чтения пройдут рядом с захоронениями, в которых нашли свой последний покой Джеффри Чосер, Роберт Браунинг и Альфред Теннисон. Устроитель Олимпиады Майкл Горовиц надеется, что игры станут регулярными и будут проводится каждые четыре года. Сам Горовиц и его жена прочтут со сцены стихи Блейка, Сафо, Вордсворта и нескольких русских поэтов. Все расходы взял на себя некий меценат, просивший не называть пубично своего имени.

Эдуард Лимонов: Лондон не имеет яркого центра. Ну разве что Вестминстерское аббатство. Там осенью 1980 года я читал стихи в месте, называемом Poet's Corner. Он так называется потому, что там под каменными плитами пола якобы похоронены все крупные английские поэты. Есть плита с «Уильям Шекспир» на ней, хотя не известно даже, «Шакэспеарэ» существовал ли на самом деле или нет.

Майкл Шольник: Людская цепочка растянулась вдоль закопчённых стен аббатства Вестминстер. Стрелки на часах показывают 6:15. Над деревьями возле церкви Святой Маргариты беспокойно кружится огромная стая чёрных ворон, оглушительным «кррра» приветствуя участников и гостей лондонской поэтической олимпиады. Какой-то парень берёт с земли палку и швыряет её в самое сердце чёрного крылатого хоровода. Истошно крича, вороны растворяются в тяжёлом свинцовом небе. 6:40. Зрители входят внутрь. Над залом парит записанный на плёнку голос Дилана Томаса. Епископ Эдвард Карпентер приветствует собравшихся, он говорит: «Пророчества поэтов должны нести людям истину и успокоение».

Эдуард Лимонов: Майкл Горовиц (английская помесь Ферлингетти с Гинзбергом) пригласил меня на первые в мире поэтические олимпийские игры. Я расходился с Горовицем и его товарищами в понимании действительности и во взглядах на проблемы войны и мира, но согласился прочитать свои стихи в Вестминстерском аббатстве, попирая ногами плиты, под которыми якобы покоятся английские поэты. Сам архиепископ в красной шапочке представил нашу банду публике и сидел затем, не зная, куда деваться от стыда, на хрупком стуле, прикрыв глаза рукою.

Edouard Limonov   «Fuck off, Amerika» («Это я, Эдичка»)   1982

Linton Kwesi Johnson   «England is a Bitch»   1980

Майкл Шольник: 7:15. Епископ Карпентер объявляет игры открытыми. Рядом со мной Майкл Горовиц, его жена Фрэнсис читает со сцены Уильяма Водсворта. Затем к публике поочерёдно выходят Марк О'Коннор (Австралия), Деннис Ли (Канада), Энн Стивенсон (Великобритания), Эд Лимонов (русский эмигрант), Джанин Помми Вега (США), Грегори Корсо (США), Линтон Квейси Джонсон (Великобритания) и Джон Купер Кларк (Англия).

Эдуард Лимонов: Poetry olimpics заблудились во времени и, вместо хиппи-годов, к которым это мероприятие принадлежало по духу своему, мы все оказались в 1980-м. У меня сохранился номер журнала New Departures, в котором долго и нудно восхваляются преимущества мира перед войной, lovemaking перед бомбежкой и т. п. По поводу моих строк, где говорилось, что я целую руки русской революции, журналист ехидно осведомился: «Не оказались ли в крови губы мистера Лимонофф после такого поцелуйчика?»

Майкл Горовиц: Цель игр - объединить поэтов разных стран, создать некий передвижной проект, внутри которого звучит великое множество разноязычной поэзии. Возможно, это первая подобная попытка со времён Вавилона.

Эдуард Лимонов: Милейший Майкл и его британские коллеги желали пригласить вечнозелёных Евтушенко и Вознесенского, но, кажется, в то время советская власть рассердилась за что-то на Запад и подарочные Е. и В. не были высланы. Я замещал обоих на Poetry Olimpics.

Джон Купер Кларк: Однажды я и Алан Уайз (менеджер Нико в 80-е годы) затусовались с русским поэтом Евтушенко. Я находился в сильном расфокусе и зачем-то стал грузить его нашей с Нико невесёлой историей. Евтушенко стоически всё это выслушал, а потом сказал: «Послушай, парень! Если ты ни разу в жизни не любил кого-то мучительно и безответно, значит ты на самом деле и не любил». Чертовски правильные слова!

Майкл Шольник: Несколько ранее объявленных участников так и не сумели доехать до Лондона. Стивен Спендер попал в небольшую аварию на юге Франции и прислал письмо с извинениями. Советские поэты Белла Ахмадулина и Андрей Вознесенский не смогли получить британскую визу. Вместо них прибыла нота от союза советских писателей, где выражалась масса сожалений. Из числа выступавших наиболее яркое впечатление произвели Линтон Квейси Джонсон - он был одновременно расслаблен и уверен в своей правоте - и Эдуард Лимонов, покоривший публику жёстким антибуржуазным напором.

Эдуард Лимонов: Самым неприличным по виду был Джон Купер Кларк, буйная головушка поэта была украшена сине-розовыми пучками волос. Кларк напоминал гусеницу, поставленную на хвост, он получил серебряную медаль наглости от «Sunday Times», которая зачем-то взялась награждать нас, хотя никто её об этом не просил.

Майкл Горовиц: Эти игры - не соревнование и не конкурс. Скорее, это смотр всего лучшего, что есть в современной поэзии.

Эдуард Лимонов: Самым неприличным по содержанию произведений оказался певец и поэт Линтон Квейси Джонсон. Симпатично улыбаясь, красивый и чистенький чёрный проскандировал стихи-частушки, каждый куплет которых заканчивался рефреном «England is the bitch... та-тат-тa». То есть «Англия — сука…». Может быть, именно потому, что каждый рефрен заставлял бедного архиепископа опускать голову едва ли не в колени и вздрагивать, Джонсону досталась золотая медаль.

Майкл Шольник: 9:30. Епископ Карпентер объявляет игры закрытыми, он говорит, что персоналу аббатства и гостям нужно успеть на общественный транспорт. Однако последнее слово всё-таки остаётся за Джоном Купером Кларком. Он не без ехидства интересуется: «Ладно, с транспортом понятно. Скажите лучше, где здесь ближайший общественный паб?»

Эдуард Лимонов: Мне журнал «Sunday Times» присудил бронзовую медаль наглости. Если вы учтёте, что присутствовали представители ещё двух десятков стран и что такому старому бандиту, как Грегори Корсо, ничего не присудили, то сможете понять, как я был горд и нагл. Золотая медаль лучше, спору нет, но я впервые вылез на международное соревнование, подучусь ещё, думал я. Плюс и гусеница - Кларк, и реггей - Джонсон читали на родном английском, а я - на английском переводном.

Edouard Limonov   1979   Photo by Nina Alovert

Linton Kwesi Johnson & John Cooper Clarke   1978   Photo by Adrian Boot

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
x
m
n
7
E
E
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.