Пять кукол для августовской луны / 5 Dolls for an August Moon / 5 Bambole per la Luna d'agosto (1970)

Режиссёр: Марио Бава   В ролях: Вильям Бергер,   Айра фон Фюрстенберг,   Эдвидж Фенек,   Ховард Росс,   Хелена Рони,   Морис Поли

В крохотном мирке, где ничего не значат ни верность, ни измена, ни смерть, ни жизнь, ни честь, ни совесть, неведомый убийца прореживает ряды обитателей. Словно термит, изнутри уничтожающий своё древесное обиталище, убийца таки окажется на самом свету, близко к желанной цели ... но он здесь не единственный термит, пожирающий собственную среду обитания.

Причудливая бессмысленная головоломка, свысока осмеивающая пафос "Десяти негритят" Агаты Кристи и выворачивающая наизнанку все формулы этого по-своему легендарного детектива. Стоило заменить муки совести на муки жадности, и ... У Агаты Кристи контрапунктом - невинно убиенные живые души, у Марио Бавы рефреном - застывшие люди-манекены, обёрнутые в целлофан, улыбающиеся мёртвыми ртами и гирляндой развешанные в холодильнике наравне с освежеванной тушей. Трупов в холодильнике всё больше и больше, музыка по-прежнему бодра и беспечна, и уже давно никто ничему не ужасается.

Конечно, все - или почти все - персонажи не таковы, какими кажутся. Так, прожжёный прохиндей наивен, как пионер. Аутичная девушка-нимфа не восторженное дитя цветов, а ещё один бездушный манекенчик, с одинаковым любопытством готовый разглядывать и цветочки-веточки, и флирт замужней красотки, и выставку свежих трупов.

В "Пяти куклах" Марио Бава ближе к манерным стильным кинобезделушкам своих коллег по цеху, чем к собственным ранним фильмам, где густ замес неисцелённых комплексов. 1960-1970-е породили немалое число фильмов о герое без героя. Кто он? чего добивается? что на уме? Более позднему мейнстримному кинематографу свойственно противопоставление "естественности" детей цветов и "изощрённости" хозяев жизни. Бава, современник и свидетель движения хиппи и подобных умонастроений, не видит разницы между "естественностью" пустоты и "изощрённостью" напускной значительности. У него из ничего не выходит ничего, строго по Шекспиру. Поэтому вместо буйства шекспировских страстей персонажей "Пяти кукол" одолевает буйство собственной мелочности, бесцельности и притуплённости чувств.

В финале будет пустота и чувство, что посмотрел драму из жизни блох.

Елена Комиссарова / Adzhaya

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Edwige Fenech

William Berger

Helena Ronee

Maurice Poli

Ira von Fürstenberg

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
A
K
W
e
U
H
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.