Рукопись, найденная в Нижнем Новгороде (Часть 2).


Автор - Андрей Иванков.

Подбор фото и концепция - Доктор Уильям С. Верховцев.

Неиллюзорные невнятности заполонили Вселенную и лишь печальные нетопыри шуршали кожистыми крыльями, со свистом рассекая вздрагивающий от разрывов воздух. Жирные звезды сочились сукровицей и гноем, отравляя весь мир, уже накрытый гигантской тенью орла-падальщика.

Смрадные пустыни простирались на несчитанные мили и ополоумевшие обитатели их расползались во все стороны, неся с собой вековечный дух безысходности и братоубийства. Воскресший Каин ухмылялся собственному отражению в лужах мочи и крови обезглавленных детей, и Новый Порядок зажигал ночные факелы, поспешно вырывая из могил Вагнера и Ницше.

Неприкаянные души торговали собой на перекрестках миров, но не находилось покупателей, лишь краткосрочные арендаторы трясущимися от алчности руками вынимали накопленные таллеры и совали засаленные купюры в щербатые рты борцов со злом. Безногие тени скреблись в запертые двери, но тщетно хрипели они, вымаливая кусок хлеба, ибо наступали последние времена, о которых когда-то было сказано, что проклянут живущие саму жизнь, и восславят смерть, и призовут ад на головы свои и потомков.

Отравленные воды, полыхая холодным пламенем, растапливали льды невежества и гордыни, вознесших свиноподобные головы навстречу Солнцу. Восстали Иуды, осознавшие необходимость и своевременность свою, и не было недостатка в приютивших их. Вопли упоенно насилуемых девственниц услаждали слух сильных, и гордых, и смелых. Смерть шествовала по Земле.

Последнее время. Оно длилось уже десять тысяч лет.

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *

Не читайте на ночь Бодлера

"Если же говорить о сне, этом зловещем и своенравном хозяине наших ночей, то смелость, с какой люди раз за разом отдают себя в его власть, была бы достойна великого удивления, не будь она результатом простого неведения и непонимания опасности".

Шарль Бодлер

Да и Лавкрафта тоже. Лучше вообще ничего не читать. И не только перед сном.

Снился странный город. Неузнаваемый. Неведомый. Невиданый. Но странным образом во сне я понимал: это тот город, где я родился, крестился и прожил половину своей жизни.

Все было очень похоже, но несколько иначе. Улицы - безлюдны. Такое иногда бывает и в реальной жизни, но во сне явственно понималось, что жители не попрятались, не ходят по другим улицам, лишь по прихоти теории игр не попадая в мое поле зрения. Нет. Их просто не было. Куда они подевались, что с ними случилось - все это почему-то казалось не столь важным перед жутью этого понимания. Нет и не будет. Никогда.

Я брел вечерними улочками и залитыми светом проспектами, заглядывал в тупики и переулки. Никого. Лишь смутные тени, крадучись на мягких лапах, источая чесночный (уж не антивампирский ли?) запах, издавая приглушенные гортанные звуки, шурша будто шелком, скользили взад и вперед возле самых домов, прячась в некоей сумеречной зоне, как из рассказов Кинга. Жуть неожиданно стала такой, что я проснулся, трясясь, как от озноба.  

Наощупь нашел сигареты, закурил и стал методично ругаться матом. Вслух.

Кажется, нечто подобное уже было.

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *

Тупик Энтузиастов

Свинцово-серое небо грозило разразиться проливным дождем. В августе погода непредсказуема, то духота под сорок, а то ливни или затяжные - сучьи - дожди, сводящие с ума своей бесконечностью и унынием.

Я срулил с проспекта в какой-то тупичок, прикрытый сверху ржавыми листами железа, пробитыми и тут и там каким-то очередным энтузиастом, может, пулеметчиком Махно, а может и асом Люфтваффе, кто теперь знает. Хоть какая защита от дождя. И вот тут я охуел. Не так, чтобы очень, ко многому можно привыкнуть, но и не так, чтоб не заметить. Стены тупичка оказались весьма живописными, а если учесть, что недалеко жизнерадостные тетки торговали врозлив пивом, то...

"Пролетарии всех стран" перекрывались мистическими цифрами 500 дней (почему не ночей, а только дней, странно, да?), паучьи загогулины мирно соседствовали с давидовской звездой, а неизбежная Кока-Кола внаглую залазила на предложения чародеев о лечении запоров. Не знаю, как там чародеи и кудесники, но посетители тупика не страдали данной проблемой, о чем свидетельствовали многочисленные кучи в углах. Хорошо, что их всего четыре, хвала Эвклиду.

Кстати, мой зема Лобачевский чё-то там свое толкал, но тупики и переулки не поддались на научные провокации, а остались, как есть, старорежимными, хоть это радует. "Цой жив" - а как без этого? - это уж, как совдеповский город без памятника Ленину, на крайняк - бюста Молотову. Интересно, а какой был бюст у Фурцевой? Жуть, наверное.

Лучше об этом не думать, тем более, рекламные проспекты борделей и профессианалок-одиночек, на охренительной мелованной бумаге, прилепили клеем "Момент" прямо на театральные афиши, так что, Сильвия Сэйнт радостно скалилась, а Борис Годунов высунул только левый глаз из под ее правой сиськи.

Глуховатый голос произнес: - Хрена с два, "Момент"! "Момент" малолетки выдышали, хотели бээфом захерачить, но и тот опойные отжали, вот на простой ПВА и посадили.

Я крутанулся на голос и узрел бородатого мужика, вроде, смутно знакомого, но когда и где я с ним пересекался? Стоп, это уже было. Не надо понтоваться, братэлло, ты ж сразу узнал его, зря, что ль он на стене в кабинете литературы красуется. Бляха, я ж думал, он гикнул давным-давно! Может, зомби?

- Не, не зомби.

Караул, он мысли считывает! Какой-то мутный генерал в мемуарах писал о таких. Типа, у Бориса была их целая кодла, а он, джэнерал этот, руководил их чарами, но как-то стремно руководил, интриги опять же...

Короче, поджопник генералу вписали за будь здоров - не гони ты царям чего не следует, а уж следовать-то мы всегда умели, хоть на Восток, хоть на Запад. Немки до сих пор вздыхают по домам престарелых, это не полудохлые гитлерюгендовцы с амурами нарисовались, а бешеные московиты со стальными херами, как и завещал Железный Феликс.

- Да не читаю я ничего, мудак! Ты ж вслух мыслишь.

Точно. Не врет, старый. С некоторых пор повадились за мной по пятам типы какие-то бродить, все слушают чего-то, интересно, по-ходу, вот и приходится туману напускать. А как его напустишь - очи у них рентгеновские, ручонки шустрые, пока зеваешь, они и проездные билеты проверят и даже талоны на усиленное питание без внимания не оставят.

Приходится вслух гнать пургу всякую. Лучше, конечно, орать, как в Республике ШКИД: "Я психический!", но это чревато, не всем фартит, лишь отдельным акционистам. А дурдомы забиты, об этом все знают, там еще где-то по подвалам Чикатило шарится, жууууууууть...

- Ты мил человек, иди отсель, - это мне мужик этот. - Вон дверь, видишь, с фамильей моей, вот тебе туда.

Вот так я и забурился в районную библиотеку имени Ф.М.Достоевского.

Комментарии

"Тупик" в "арку Цоя" на

"Тупик" в "арку Цоя" на Покровке в Нижнем перенес (автор знает)...
Хотя там сейчас вроде все замазано. Завтра загляну

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
a
H
Z
K
d
C
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.