Сон № 418

Автор - Доктор Уильям С. Верховцев

Посмотреть последние 20 материалов этого автора

Мы ночь разбудим светом горящих глаз

Рома Жуков

Немецкий город Кёльн, осень. Я бесцельно слоняюсь по пустым холодным улицам. Пронизывающий ветер, в какую сторону ни повернись, непременно начинает дуть в спину. Мое внимание привлекает витрина небольшого магазинчика: почти всё место в ней занимает телевизор. На экране мужик с лицом психопата дерётся на ринге против Милен Фармер.

Внутри магазина идёт распродажа старых и ненужных вещей. Среди хлама "три вещи за пять евро" вдруг замечаю большую стопку аудиокассет. Внутри просыпается коллекционер-меломан и я решительно направляюсь к ней. Почти все кассеты оказываются русскими: много Цоя и Наутилуса, первый альбом Мальчишника, "Опиум" Агаты Кристи и несколько альбомов Натальи Ветлицкой.

Чуть в стороне лежит футбольная программка Спартак - Кёльн 1989 года и потрёпанная фотография. На фото парень в чёрной кожаной куртке стоит на Арбате возле казино "Метелица". Это мой одноклассник Лёха, в середине девяностых он нередко там бывал "по делам", а потом куда-то пропал. Позже его по частям находили лесники в окрестных лесах Подольска.

На ломанном английском интересуюсь у хозяйки, откуда у неё эта фотография. Она отвечает, что всё это - и кассеты, и программку и несколько фотографий - принёс русский парень из дома напротив. Несколько дней назад здесь была перестрелка, после которой он срочно решил съезжать. "Подождите немного, скоро он должен прийти", - добавляет фрау.

Действительно, совсем скоро внутрь заходит Лёха. Он долго смотрит на меня, видимо сразу не может узнать. До меня вдруг доходит, в чём дело - мы ведь с ним в неравных условиях. Лёха остался таким, каким был в девяносто пятом, а я стал на двадцать лет старше. Пауза затягивается, как удавка на шее Урсулы Андресс в "Красном Солнце".

- Здорово, Лёш! Вот уж никак не думал увидеть тебя...  - Я запинаюсь и лихорадочно пытаюсь подобрать нужное слово. "Живым"? "Целым и невредимым"? Всё не то. О, придумал: - ... в Кёльне.

Наконец он узнаёт меня и улыбается. Начинаем вспоминать общих знакомых. В это время в магазин быстрым шагом заходит азиат, точь-в точь похожий на Мистера Чоу из "Мальчишника в Вегасе". Я отчетливо понимаю, что это никакой не гангстер, а актёр Кен Жонг, но вот что он делает в Германии, понять решительно не могу.

- Кино снимаете, Мистер Чоу? - наконец спрашиваю я.

- Какое кино? Вы совсем нюх потеряли, русские свиньи! - визжит азиат, а потом выхватывает острое лезвие и перерезает горло хозяйке магазина. Кровь фонтаном брызжет во все стороны, Мистер Чоу с ехидной ухмылкой начинает двигаться ко мне. В этот момент на него сзади прыгает Лёха и бьёт молотком по голове.

Азиат, как подкошенный, валится на пол.

- Посмотри за ним, а я пока схожу принесу всё, что нужно - говорит Лёха.

Скоро он возвращается с большим мясницким топором и тремя вместительными непрозрачными сумками.

- Ты чего задумал, Лёш? - спрашиваю я, хотя и так понятно, что он задумал.

- Чего менжуешь, жалко его что ли? Меня, блядь, в девяносто пятом никто не пожалел. Сделай телевизор погромче, бери его за руки, и не зли меня, а то рядом ляжешь.

Мой школьный товарищ заносит топор над головой и резко бьёт азиата в район подбородка. Тело мистера Чоу начинает конвульсивно дёргаться.

- Ноги, ноги ему держи! - сдавленным голосом говорит Лёха.

Затемнение.

- Ладно, с этим всё. Тащи немку, а я пока тут один разберусь.

Шатаясь выхожу из комнаты. Кое-как беру тело хозяйки магазина и волоку в заднюю комнату. Лёха уже успел отделить голову Мистера Чоу от туловища. Теперь он сидит в луже крови, раскачивается из стороны в сторону и тихо нараспев завывает:

Тело стремится к Праматери

Помоги ему уйти поглубже

Все мы растём вовнутрь земли...

Странно: насколько я помню, Лёха никогда особо не слушал Летова, он любил что-нибудь попроще и попсовее.

Я беру немку за руки и тащу в центр комнаты. Внезапно кожа на её руках начинает лопаться и сходить большими кусками. Из под кожи, как паста из тюбика, лезет какое-то белое вещество, больше всего похожее на творог.

В это время на центральной площади Кёльна начинает звонить колокол.

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *

Я проснулся и посмотрел на часы. Половина пятого. Спать после такого не хотелось категорически.

Три дня я упорно слушал шумовые экспериментальные записи Джона Кейла, сделанные в 60-е годы - "Sun Blindness Music" и три альбома из серии "Inside the Dream Syndicate". Видимо, переборщил с авангардом, нужно переходить на более человечную музыку. Хотя бы на время.

Я взял с полки DVD с клипами Милен Фармер. Как иногда хорошо, когда не знаешь языка и не понимаешь, о чём песня. Нашёл свою любимую "Меланхолию" и нажал PLAY

Quand tout est gris,

La peine est mon amie

Un long suicide acide,

Je t'aime mélancolie.

Sentiment qui me mène l'infini

Mélange du pire, de mon désir,

Je t'aime mélancolie.

Комментарии

хорошо написано даже

хорошо написано
даже очень
реально кайф
спасибо

Что написано пером, того не

Что написано пером, того не вырубишь топором (с)
Спасибо, Андрюха
Рад, что тебе понравилось

Не надо про топоры,

Не надо про топоры, Достоевских уже нет. И хуй с ними, с Достоевскими.

Когда Достоевский был

Когда Достоевский был раненый
И убитый ножом на посту,
Матросы его отнесли в лазарет,
Чтоб спасти там его красоту

(Борис Борисыч)

http://www.youtube.com/watch?v=e12uz5xvyq8

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
q
q
a
2
w
v
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.