Три поздних фильма Лючио Фульчи. / Lucio Fulci - Three Movies.

Энигма / Загадка / Aenigma (1987)

Режиссёр: Лючио Фульчи. В ролях: Джаред Мартин, Лара Нашински, Улли Рейнталер, Софи д’Олан, Дженнифер Нод, Риккардо Асерби, Кэти Уайз, Лилиана Благоевич

Одна из самых известных – скорее, по причине доступности – и одновременно одна из самых ругаемых лент позднего Фульчи. Ругаема эта чистая мистика о сверхъестественной мести некрасивой девчонки своим злобливым однокашникам, что примечательно, именно поклонниками итальянского режиссёра.

Пускай неоригинальный, зато чёткий сюжет – по крайней мере, претендующий на чёткость – нечастый и даже презираемый элемент в вязкой структуре фульчевских 80-х. Маэстро легко обходился без него в таких славных работах, как "Paura nella città dei morti viventi", "Quella villa accanto al cimitero" и "Manhattan Baby" – славных своими сценами убийств, эксцентричными даже по меркам "малых итальянцев", и, в особенности, непрошибаемой атмосферой.

И если с первыми здесь порядок (краткое перечисление красот: учителя физкультуры душит собственное отражение; одну девочку засасывают насмерть пиявки да улитки; другую умертвляет статуя в музее), то с фирменной атмосферой в "Энигме" приключилась форменная беда. Она поступает в картину вкраплениями, только намекая на былое величие: вот там вроде есть, а тут и след простыл – к великой досаде истинных почитателей ЛФ и его тягомотных "фильмскейпов".

Добавлю: так как большая часть съёмок проходила в Сербии, нет ничего удивительного в том, что на роль одного из третьестепенных персонажей – смотрителя женского колледжа, "синего чулка", – была завербована Лильяна Благоевич, разбитная Долли Белл из дебюта Эмира Кустурицы "Sjecas li se, Dolly Bell" (1981).

*  *  *  *  *  *  *  *  *  *

Кошмарный Концерт / Кот в мозгах / Un Gatto nel cervello / Nightmare Concert / A Cat In the Brain (1990)

Режиссёр: Лючио Фульчи. В ролях: Лучио Фульчи, Дэвид Л. Томпсон, Джеффри Кеннеди, Мализа Лонго, Риа Де Симоне, Бретт Хэлси, Саша Дарвин, Роберт Эгон

В условиях наступающего десятилетия, которое жёстко отпнуло малый итальянский кинематограф в зону нерентабельности, угасающий гений Лючио Фульчи принял едва ли не самое правильное решение (идеальным было бы не снимать вообще).

Человек, похожий больше на собирателя марок, чем на кровожадного режиссёра, сделал слабую попытку поставить диагноз себе как представителю определённой субкультуры.

В дальнейшем из всех его коллег на эту тему рефлексировал, пожалуй, лишь Уэс Крейвен в "New Nightmare" (1994), однако для американца это всё-таки была зачистка прошлого перед мегауспешным скачком в будущее ("Scream"-трилогия). Итальянец, по сути, экранизировал собственный некролог.

В "Un Gatto nel cervello" ("Кошмарный концерт", "Бешенство мозга" – как только не куражились российские дистрибьюторы, переводя заглавия!) встречаются две истории – врача и пациента: Лючио Фульчи в личном исполнении режиссёра и психа-психиатра.

Первая – автобиографическое размышление о кризисе пожилого возраста, вторая – примитивный, учебный "слэшер". Счастливый исход ситуации "каков больной – таков и лекарь" показывает, что и в реальной жизни ЛФ понадеялся на подобное авось-"выздоровление".

Одно дело – расписываться в творческой несостоятельности путём выпуска беспомощных поделок, как прочие еврокультовые "мастера", другое – напрямую засвидетельствовать смерть выбранного направления, провозгласив начало распада.

"Я – последний зомби нашего кино" – говаривал сам Фульчи, продолжая нести вахту с упорством мертвеца, у которого, пользуясь подлинным названием ленты, "кот в мозгах".

Подбадривая себя фразами вроде "ну и что же тут странного – кто-то снимает мелодрамы, а я снимаю ужасы" (запальчиво и нелогично, всё равно, что "кто-то работает садовником, ну а я – палачом"), патриарх сообразил ещё четыре "страшных" фильма, благополучно теперь забытых или иногда вспоминаемых с неприятием даже всеядными любителями жанра.

Добавлю: после восьмилетнего отсутствия вернулся постоянный композитор периода "золотого Фульчи" (1979-82) Фабио Фрицци. Но вернулся с пустыми руками, ни единым пассажем не дав знать о себе прежнем.

*  *  *  *  *  *  *  *  *  *

Голоса извне / Голоса из Бездны / Voci dal profondo / Voices from Beyond (1991)

Режиссёр: Лючио Фульчи. В ролях: Дуилио Дель Прете, Карина Хафф, Паскаль Персиано, Лоренцо Флаэрти, Беттина Джованнини, Фрэнсис Накман, Паоло Паолони, Саша Дарвин

В предыдущей работе Фульчи с аптечным, исключающим смешение ингредиентов названием "Demonia" опасный жанровый сосед всякой мистической канвы встревал без церемоний. Детектив – а это был он, деловитый реалист – вспарывал водянистую плоть демониады про неупокоенных монахинь-блудниц. Чем не крайнее средство отвлечь зрителей от келейной нищеты сюжета?

По традиции, инспектора полиции наскоро изобразил сам режиссёр, без нужды расширив предполагаемое камео. Blame it on the old man’s greed. Главная роль в автобиографическом фильме-размышлении ужасов "Un gatto nel cervello" (1990) – одна из причин.

Словно извиняясь за эту назойливость и спущенные рукава, в прологе "Голосов извне" Фульчи сверкнёт из-за маски патологоанатома, а свою внутреннюю агату кристи, чтобы не бодалась, заманит на минный лужок.

Через каждые десять шагов следствия о сговоре с целью бытового убийства – вставные эпизоды: сточные канавы сновидений, из которых слышны шёпоты мёртвых и вскрики живых, треск гусиной кожи и скрежет пальцев по холодным простыням. Голоса, зовущие извне, сглаживают вопрос: "В чём загадка внезапной смерти?".

Части "кошмарного концерта" (так у нас перевели вышеупомянутый киноаналог кушетки Фрейда) не взбиты до однородной массы с трезвящим ритмом яви, как в "Una Lucertola con la pelle di donna" (1971) и "Sette note in nero" (1977), но скомпонованы в некое хоррор-ревю.

От сентиментальной мистики (явление отца-мертвеца) до слэшера сквозь толпы зомби. На десерт – сюрреалистическое поедание глазуньи (яичницы из человеческих глазных яблок).

Покойный Джорджо Майнарди вызывает к себе ассистентку, чтобы свести счёты. Не отравленным клинком, а по-бухгалтерски: напротив имени галочку ставить. Дальше гадами займётся совесть. Ведь, что с той, что с этой стороны гроба – вид один. Гады все. Кроме Рози Майнарди. Иди ко мне, дочка, родимая кровинушка, не подведи. Вот последняя соломинка, через которую сгнивший финансист может выпить соки жизни. Всего-то беспокойств – перешёл на удалённое администрирование.

Как известно, медиум в женском обличье – любимая кукла того желчного старикашки, каким помнится Фульчи по расхожим описаниям-карикатурам. Сюжетообразующая героиня его наиболее авторских работ, отметка самостийности на шкуре паразита, сосущего свежие тренды.

Она скромная своим обаянием и смутно желанная мелодия из трёх, но чисто взятых нот. Оправдывая повторы партий, ни смена октав (джалло, мистический хоррор, фэнтези, психологический детектив), ни искреннее исполнение не спасли музыкальную фразу, затерявшуюся в чаду электрогитар.

Духовидица Рози – девичья вариация Гамлета – столь же бледна в нависшей Тени отца, сколь предана дочерним чувствам. Итальянский режиссёр добился от английского драматурга оптимистической трагедии, заполнив тело студента-наследника духом властного родителя и не дав каплям датского короля пролиться зря.

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
V
H
k
a
E
G
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.