Я пил ещё в СССР & Пахом — "А Волны Летят".

Начну я с самого начала. Фамилия моя Боголюбов, урожденный Тищенко. Мать - Тищенко Нина Ниновна, отец - Тищенко Егор Егорович. Родился я в Баку, потом, после рабфака, пошел на завод. Крепко выпивал, не было времени задуматься о жизни. Постепенно, когда уже я окреп, оброс связями. В том числе и в Ленинграде. В Ленинграде меня уважали, считали своим человеком, имелись контрамарки, имелись талоны на питание.

Кому какое дело о жизни маленького человека? А я скажу.

Кому какое дело о жизни маленького человека? А я скажу.

Родился я в сорок седьмом году, в городе Курске. Мать работала прачкой, отец - профессор. Офтальмолог. Отец, между прочим, носил очень красивый китель и белый воротничок. Это был сановнейший человек, его уважали во всех кругах. После того как мы переездили уже полстраны, как говорится, и нас принимали везде. И я в том числе, мальчиш-кибальчиш, веселый попрошайка в коротких штанах. Везде был почет мне и уважение. Сейчас уже, отработав на заводе имени Хруничева восемнадцать лет подряд, я могу сказать честно - Волга из берегов не выйдет, никогда, потому что есть анализы. Наукой я увлекся не сразу. Еще с малых ногтей, как только зарождалось это движение - движение кружков, движение кружковцев.

Кому какое дело о жизни маленького человека? А я скажу.

Кому какое дело о жизни маленького человека? А я скажу.

Родился я в тысяча восемьсот семьдесят пятом году. Пармский алтарь или даже другие алтари лежали у моих ног. С молодых ногтей я не отпускал или даже вернее сжимал левой рукой циркуль, и правой рукой я сжимал циркуль. После этого уже годы лихолетья, годы большой путиловской стачки, грянула война, и пришлось мне пройти через эту войну. Позже, когда сменилась власть, когда она уже полностью перестроилась, я встретила перестройку рабом! В предместьях Варшавы я оказался на Западной Украине. Приходилось воровать, не скрою. Но честь всегда была дороже мне. От станка до станка одна дорожка - в библиотеку, если угодно - в читальный зал, и там тоже меня принимали за своего! И никто не позволял себе измываться надо мной!! И я не позволю вам измываться надо мной!

Кому какое дело о жизни маленького человека? А я скажу.

Кому какое дело о жизни маленького человека? А я скажу.

Родился в тысяча девятьсот семьдесят четвертом году. Скончался в две тысячи двадцать пятом году. Под тихой развесистой ракитой похоронили меня. Когда хоронили меня, наконец-то из моей головы и полетела вся та ценная информация, которую сейчас выхватывают люди на лету. Даже просто открывая рот любой человек выхватывает сразу мою теорию суперволны.

А волны летят,

И китель мой белый

Развивается на ветру.

А волны летят.

А волны летят,

Как жизнь пролетела,

Но не моя,

А чья-то чужая.

PHOTO BY ROBERT DOISNEAU

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
t
g
N
W
Y
u
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.