Заговор Послов / Sūtņu Sazvērestība / The Conspiracy of Ambassadors (1965)

Режиссёр: Николай Розанцев   В ролях: Улдис Думпис, Вадим Медведев, Игорь Класс, Рита Гладунко, Олег Басилашвили, Владимир Сошальский, Арнис Лацитис

Барнету желали добра, желали в том числе камбэка, а к написанию сценария о чекистской мышке в Кошкином доме озверевших монархистов пригласили Михаила Маклярского, автора пьесы "Подвиг остаётся неизвестным" – основы барнетовского "Разведчика". Однако Борис Васильевич, в прошлом боксёр, закалённый публичными боями в саду "Эрмитаж", решил пропустить этот раунд и несколько радикальным способом отказаться от совместной советско-латвийской постановки.

Вряд ли труп заслуженного деятеля искусств Украинской ССР, лёжа в рижской гостинице, успел остыть к тому времени, как новым режиссёром был назначен Николай Розанцев, успешно соединивший идеологию и кассу в "Государственном преступнике" (да и действие в нём, кстати или нет, происходило в послевоенной Риге). "Заговор послов" по-траурному сдержан, подстать центральной марионетке – ясно, это уже не шикарный и складный, славянский, как шкаф, шпион с голливудской улыбкой.

По фильму шаркает, подсвечивая себе путь кривой окаянной усмешечкой по Егору Летову, худой и ножичком складной портретист в фуражке латышского стрелка (Улдис Думпис). Душевной и геополитической неустойчивостью чужака пользуется Феликс Дзержинский, судя по неудачному гриму – подвергшийся бальзамировке. Ведь бородатый прибалт – отличная обманка для своры послов нескольких стран, объединённых поводком упитанного англичанина Локкарта! Гипнотический пластилин вороньих очей чекиста испепеляет художника до скромно прорисованного персонажа, часами готового наушничать в компании загадочного господина Константина.

В меню стихийных поминок по Барнету всё сплошь фрукты с кладбища: почти никого в этом могильнике страстей нельзя назвать человеком из плоти и крови. Только Локкарт, даром что враг, спасён пышнощёким ликом молодого Олега Басилашвили. Улицы воображаемой Москвы (редкая, какая-то спёртая натура без признаков белого камня скорее уж походит на родные места одессита Маклярского или заштатные проулки Дальнего Востока "Волочаевских дней") воняют скрытой, тяжкой, одуряющей угрозой гражданского людоедства; шлейф от неё тянут носы персонажей, он заполняет и пространства их квартир, от кадра до кадра. Куда там отточенная игра интеллекта и нервов из лучших образцов "кино разведчиков" ("Повесть о чекисте", "Вариант "Омега") – зажмуриться б и не дышать, чтоб не тебя, а другого. А манеры поучим попозже, примерно к "Испанскому варианту" (1980, Эрик Лацис), поставленного по апокрифу Юлиана Семёнова-Ляндреса, в котором Думпис сыграет "как бы" Штирлица.

Дмитрий Буныгин / Accionmutante

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
y
Z
g
M
j
x
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.