Брайан Ино: Рок это живопись, а рэгги - скульптура

Dr. Alimantado & The Rebels – Still Alive / Life All Over (1978)

Если завтра мне вдруг пожалуют королевский титул и полномочия, я точно знаю, каким будет мой первый августейший указ. Необходимо собрать в одной студии музыкантов Kraftwerk и парней из Parliament / Funkadelic Джорджа Клинтона. Настоящая команда мечты! В P-Funk меня неизменно поражает их умение впадать в крайности. В том, что и как они играют, нет ни грамма умеренности, это по-настоящему экстремальная музыка - в некотором роде, она такая же экстремальная, как и последний альбом Kraftwerk. Было бы интересно собрать эти две крайности вместе и посмотреть, что из этого получится.

Есть ещё одна вещь, которая меня сейчас занимает - музыкальные коллажи, которые я называю Robot Reggae. Хочу поработать с ямайскими музыкантами и полностью вычистить то ощущение расслабенности, которое так присуще рэгги. Мне нужно, чтобы они начали играть в отстранённой, по-настоящему жёсткой белой манере.

Недавно я вернулся с Багамских островов, где наблюдал за тем, как работают со звуком ямайские продюсеры. Карл Питтерсон, с которым мы немного знакомы, сводил на студии в Нассау альбом женского рэгги-дуэта Althea & Donna. Давно хотел понять производственную кухню рэгги и даба, и попросил у Карла разрешения повозиться с одним из его незаконченных треков. Вот тогда-то со мной и приключилась одна удивительная штука. Как бы я ни крутил ручки на пульте, сколько бы ни убирал или добавлял инструментов - песня в любом виде продолжала работать.

Такова структура рэгги. Все музыкальные партии тут ориентированы на ритм, так что если убрать любой из инструментов, ритм никуда не денется. По возвращении в Англию я решил испробовать похожий трюк с рок-композицией - и ничего не вышло. В роке имеется чёткое разделение на ритм, мелодию, вокал - убери какую-то партию и это сразу заметно. В рэгги же сколько инструментов ни убирай, оставшиеся всё равно будут держать ритм.

Тогда в Нассау мне захотелось узнать, насколько далеко можно зайти в попытке испортить песню. Чего я только не пробовал: сбивал такт, использовал дабовое эхо неправильной длины, добавлял посторонние шумы и расстроенные инструменты - всё напрасно, трек звучал всегда по-разному, но неизменно хорошо. Это было похоже на настоящее волшебство.

Западные музыкальные продюсеры работают с песней методом добавления музыкальных партий, их метод напоминает живопись, когда художник наносит на холст мазок за мазком. А рэгги и даб - это скульптура, где имеется некая форма, от которой можно постепенно отсекать всё лишнее, пока не получится нужный результат.

Одна из величайших дабовых записей, что я слышал - «Life All Over» доктора Алимантадо. Думаю, причудливая атмосфера этого трека во многом создана за счёт сложных эхо-эффектов. Эхо здесь длится две трети такта, что позволяет достичь невероятно своеобразных перекрёстных ритмов. В результате возникает ощущение, что ты слушаешь странный психоделический вальс в обёртке из классических ямайских напевов.

Брайан Ино   журнал Interview   июнь 1978 г.        Перевод: Доктор Уильям С. Верховцев

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
9
h
H
b
W
v
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.