Jacques Rivette, «Paris nous appartient» (1958)

Betty Schneider & Daniel Crohem   Paris nous appartient   1958

Jean-Luc Godard   Paris nous appartient   1958

Claude Chabrol & André Thorent   Paris nous appartient   1958

Françoise Prévost   Paris nous appartient   1958

Jean-Marie Robain   Paris nous appartient   1958

Betty Schneider & Brigitte Juslin   Paris nous appartient   1958

Françoise Prévost & Giani Esposito   Paris nous appartient   1958

Jean-Pierre Delage   Paris nous appartient   1958

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Для каждого члена нашего коллектива, или, если хотите, нашей "мафии", выход первого фильма Жака Риветта "Париж принадлежит нам" — настоящее событие.

Съёмки картины начались три с половиной года назад в начале лета 1958 года. Сценарий был закончен за несколько месяцев до этого, однако ни один продюсер им не заинтересовался; тогда Жак Риветт решил броситься в воду: он занял 80 тысяч франков в кассе "Кайе дю синема", на эти деньги можно было купить за наличный расчет несколько коробок плёнки. Камера и лабораторная обработка — в кредит, технические сотрудники и актёры — "полноправные совладельцы".

Дело казалось проигранным заранее и всё же не было совсем безумным. Двумя годами ранее Риветт снял в квартире Клода Шаброля за стоимость плёнки двадцатиминутный фильм "Ход конём", сразу по окончании съёмок продюсер Пьер Бронберже посмотрел материал, взял финансирование на себя и обеспечил возможность закончить картину. Потом этот фильм был показан во всём мире.

Каждый из нас подумал: если бы "Ход конём" длился на час больше, он стал бы вполне приличным "большим фильмом", обошедшимся в десять раз дешевле средней французской картины. Пример ленты "Ход конём" заставил меня решиться снять фильм "Шпанята", затем Клод Шаброль попытал счастья полнометражным "Красавчиком Сержем", а более маститым авторам короткометражек Алену Рене и Жоржу Франжю были предложены первые крупные проекты. Началось.

Да, тогда это и началось, и обязаны мы этим были Жаку Риветту, ибо он был более нас всех полон решимости перейти к действию. Он приехал из провинции — ещё одна черта, сближающая его с Бальзаком, — привезя с собой в чемодане маленький 16-миллиметровый фильм "Во всех концах".

В Париже он поставил два других — "Кадриль", где играл, в частности, Жан-Люк Годар, и "Дивертисмент". Из всей нашей группы фанатиков Риветт был самым одержимым. В первый день показа "Золотой кареты" он сидел в кинотеатре с 14 часов до полуночи, что само по себе может служить примером. Это не мешало ему при других обстоятельствах узнавать цены обработки плёнки или проката съёмочной аппаратуры.

Как-то раз ему пришла в голову великолепная мысль — создать "Ассоциацию кинематографистов". Средний французский фильм стоил 100 миллионов; мы чувствовали, что можем снять фильм в пять раз дешевле, и решили обратиться к продюсерам с предложением финансировать сразу пять фильмов. Ален Рене (ему эта мысль понравилась) должен был снять первый — по "Ударам судьбы" Вайана, его ассистентом будет Риветт. Александр Астрюк снимет второй, его ассистентом буду я, Жак Риветт снимет третий, я — четвертый, и т.д. Но повторяю, что инициатива принадлежала Риветту, он старался, работал и заставлял работать нас.

Под его руководством скоро появился толстый оригинальный сценарий — "Четыре четверга". Жан-Клод Бриали должен был играть героя, он был нашим другом, нашей надеждой; он никогда раньше не снимался и не играл, однако в девять вечера, при мысли о театральном занавесе, поднимавшемся перед другими актерами, на него находил невероятный трагикомический бред, свидетельствовавший о гениальности.

Сценарий "Четыре четверга", тщательно обработанный до конца Жаком Риветтом, Шарлем Бичем, Клодом Шабролем и мной, всё ещё лежит в шкафах продюсеров.

С июля 1958 года главной проблемой Жака Риветта, снимавшего "Париж принадлежит нам", были деньги — как найти каждое воскресенье небольшую сумму, чтобы можно было продолжить работу в понедельник. И что это была за работа! Фильм-поток, в котором было 30 персонажей, 30 мест съёмок, ночные сцены и съёмки на рассвете, причем всё это без секретариата, без директора картины, без машины, без статьи "прочие расходы", в разгар отпускного сезона!

Когда Клод Шаброль без перерыва начал съёмки "Кузенов", несколько коробок плёнки перекочевали к Риветту. Спустя три месяца "Париж принадлежит нам" ещё не был завершён, а я уже начал "400 ударов". Риветт закончил съёмки одновременно со мной, но без озвучания. Из-за серьезных долгов не было возможности продолжить озвучание и монтаж, даже в кредит.

В 1959 году во время Каннского фестиваля мы с Клодом Шабролем решили стать постфактум копродюсерами фильма "Париж принадлежит нам". Монтаж, дубляж, озвучание... Картина уже несколько месяцев как закончена и будет показана во Франции в так называемых кинотеатрах искусства и эксперимента. В ближайшее время она выпускается в Германии, Бельгии и Канаде.

Жак Риветт среди нас был самым большим киноманом, а его фильм доказывает, что он также и самый лучший кинематографист. Если не считать условий съёмок, из всех фильмов, возникших в коллективе "Кайе дю синема", "Париж принадлежит нам" наиболее "поставленный", это фильм, где технические трудности не спрятаны, а одна за другой преодолены с горделивым упорством, постоянной честностью и ловкостью опытного водителя. 

Франсуа Трюффо, 1961 г.

*     *     *     *     *     *     *     *     *     *

Jacques Rivette (1 March 1928 – 29 January 2016)

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
i
j
M
3
L
z
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.