Nico, Alain Delon & Ari Päffgen (Boulogne).

Автор - Бернар Виоле / Bernard Violet.

Фрагмент книги "Загадки Делона", глава "История с Ари Булонем". Перевод - Александр Брагинский.

Герой вечера (Ален Делон) пребывал в полной эйфории, но тут сотрудники сообщили ему о неприятности: в Германии вышел документальный фильм под названием «Нико-икона». Режиссер этого фильма Сюзанна Офтерингер посвятила три года работы созданию портрета немецкой певицы и модели Нико, умершей на Балеарах в 1988 году от кровоизлияния в мозг и бывшей в течение нескольких месяцев любовницей Алена Делона. Это ее необычный голос звучит на первой пластинке группы The Velvet Underground. Она любила повторять, будто жалеет лишь о том, что не родилась мужчиной.

Удивительная карьера этой красивой блондинки была отмечена близостью со многими знаменитостями. Ничуть не смущаясь, она называла среди них Феллини, который снимал ее в «Сладкой жизни», Боба Дилана, гитариста The Rolling Stones Брайана Джонса, поощрявшего ее занятия пением, Энди Уорхола, который впустил ее в свою мифическую «Фабрику», Джима Моррисона, Лу Рида, наконец французского режиссера Филиппа Гарреля, у которого она снялась в шести фильмах.

Как протекало ее любовное приключение с Делоном? Сюзанна Офтерингер уделяет этому пятнадцать минут. Они встретились на острове Искья во время съемок «На ярком солнце». По их окончании Делон и та, которая еще не стала Нико, улетели в Нью-Йорк. Их встречали на коктейлях, потом они оказались в полицейском участке за превышение скорости на «Феррари». Эта связь, по словам Нико, могла бы остаться лишь банальным приключением, если бы 11 августа 1962 года в Нейи не родился ребенок по имени Аарон.

Режиссер Нико Папатакис, чье имя позаимствует для псевдонима певица, урожденная Криста Паффген, рассказывал: «Однажды она звонит мне в Париж и заявляет: «У меня связь с человеком, от которого я жду ребенка, и я намерена этого ребенка сохранить. Но хочу, чтобы его признал отец — Ален Делон». Я спросил ее: «Ты уверена, что он его признает?» Она ответила: «Да, уверена, я выйду за него замуж». Я сказал ей: «Желаю удачи». Папатакис, который несколько лет жил с певицей, не случайно был скептически настроен.

Снимавшийся тогда в Палермо в «Леопарде» Делон, узнав о рождении ребенка, не выразил никакого восторга. Видя, что Нико не внемлет его призывам уняться, Делон попросил одного из друзей, мужа актрисы Симон Парис, дать ей понять, насколько неблагоразумны ее намерения. Шли месяцы. Нико упорствовала. В один прекрасный день она явилась на студию в Булонь-Бийанкуре вместе с маленьким Аароном, которого нежно называла Ари. Ему было два года, и она хотела заставить Делона изменить свое решение. Ален Делон снимался тогда в павильонных сценах «Непокоренного». По словам Нико, он повторил ей то, что якобы говорил ранее. Спустя два дня к ней пришел Жорж Бом. «Если вы станете преследовать Алена, это вызовет скандал. Вам не на что надеяться», — сказал ей менеджер актера.

Тогда Нико обратилась в суд. Но, несмотря на все шаги, предпринятые ее адвокатом Рене Айо, Ален Делон продолжал отрицать отцовство. Суды оправдали его, отклонив претензии Нико, которая обратилась к ним якобы с целью «подогреть свою пошатнувшуюся карьеру», как изящно выразился швейцарский адвокат актера мэтр Доминик Варлюзель. Устав таскать ребенка по аэропортам и отелям, роковая женщина оставила Ари у Эдит Булонь, матери Алена. Та воспитала его как собственного ребенка и дала ему сначала фамилию мужа, а потом собственную.

NICO & ARI

ANDY WARHOL & ARI

«Юридически мадам Булонь не могла его усыновить, поскольку тогда бы он стал братом Алена Делона, а не его сыном. Поэтому усыновление было оформлено от имени месье Булоня, отчима актера...» — пояснил адвокат Жан Шеве, к которому Ари однажды обратился за помощью. По его словам, Эдит Булонь дорого заплатила за свое чадолюбие. Во время длинного интервью в документальном фильме для немецкого телевидения мать актера не очень лестно отозвалась о своем сыне. В первой части было показано ее убогое жилище в окрестностях Парижа. «Сами видите, как бедно я живу. А люди утверждают, что Ален купил мне замок и у меня полно слуг».

Потом она рассказала, как в ее жизни появился Ари. Малышу было едва ли два года. Когда муж сел на стул, малыш прижался к его ногам. Это нас очень растрогало. Я отправилась к сыну. Даю честное слово, я верила, что он признает его. Когда через своего импресарио он узнал, что малыш у нас, он сообщил, что мне надо выбрать между ним и ребенком. Муж велел мне ответить, что Ален-то наверняка ест вволю, а Ари не стоял на ногах до того, как мы его взяли. Когда он жил с матерью, она возила его повсюду с собой. В том числе в Бельгию. Питался он картофельными чипсами на вокзалах, в отелях, аэропортах и еще бог знает где.

Она жила богемной жизнью... Догадайтесь, что она привезла ему однажды из США? Апельсин. Мы с мужем молча переглянулись. Взяв апельсин, мы подумали, что она не от мира сего. Она не видела сына три года. Я отправляла ей посылки, они возвращались назад. Уехала, не оставив адреса. Жила то с одним, то с другим мужчиной. Перед смертью написала мне большое письмо. Поручая мне заботу об Ари, она горячо просила не бросать ребенка. Уж такая она была, но я любила ее. Я всегда говорила, что не встречала более красивой и умной женщины. Все было при ней. Печальная истории. Уж такова жизнь. Приходиться жить со своим горем ...

Во время моих розысков я встретился весной 1999 года с Ари Булонем в конторе одного парижского адвоката. Мы обменялись рукопожатиями. Потом пообедали на веранде бистро поблизости от Пантеона. Не очень длинные волосы, бледное лицо, глубокие зеленые глаза, нетвердая походка. Его сходство с героем «Самурая» поражало. Черты лица, ясный взгляд, выразительные руки, та же манера держать сигарету. Ари попросил меня называть его Кристианом — настоящим именем. Он сказал, что уже много недель живет без средств.

На тот момент он нашел временное убежище у сквоттеров в XVIII округе и был вынужден обращаться к социалистам — местным депутатам за помощью в приобретении жилья. Он согласился бы на маленькую квартиру. Не важно какую, но чтобы в ней могли разместиться его подруга и их первый ребенок. Маленький Шарль родился несколько недель тому назад, 9 марта. Ари-Кристиан ел и пил пиво с большим удовольствием. Во время нашего долгого неформального разговора он в первую очередь вспоминал мать, которую обожал. Говорил, что работает над автобиографическим романом, героиней которого сделает ее.

«Это будут не воспоминания, а литературное произведение», — подчеркнул он. Дедушку и бабушку по матери он практически не видел и в любом случае — ненавидел. К Булоням тоже не выказывал сочувствия. Признал, что Эдит и Поль его воспитывали и одевали, оплачивали учебу, однако осуждал их за необразованность. От своих слов в немецком документальном фильме он не отказывался. «В отличие от Булоней, моя мать была артисткой. А это — жалкие люди. Я не Булонь, я Паффген». Их разрыв произошел в тот день, когда Эдит Булонь запретила ему видеть мать. «Потому что она наркоманка», — бросила Эдит.

Подростком он покинул Бур-ла-Рен и отправился в Манчестер, где жила певица. «С тех пор, вплоть до ее смерти, мы практически не расставались. Я тоже стал наркоманом, чтобы походить на нее. Я хотел проникнуть в ее мир». Об Алене Делоне Ари-Кристиан мог говорить часами, опираясь на рассказы приемной бабушки. Он вспомнил маленький дом в Бур-ла-Рене, в котором Ален, как он его называет, учился колбасному делу. Встречались ли они? Ари гордился тем, что актер прислал ему два письма.

Впервые в 1980 году он получил от него записку с деньгами (десять тысяч франков). За ними Ари-Кристиан специально поехал из Манчестера в Париж. Другое письмо пришло из Марокко. В нем Ален Делон описывал великолепные пейзажи и трудности, «мешающие ему меня увидеть», уточняет Ари. В один прекрасный день Ален твердо заявил, что никогда не признает его и пора бы это понять. «Он поставил меня перед фактом в день похорон Поля Булоня, — продолжает молодой человек. — Когда умерла Эдит Булонь, 30 июня 1995 года, мы мельком увиделись в последний раз в церкви Бур-ла-Рена. Я с ним не разговаривал, но именно мне пришлось произнести надгробную речь в церкви. Он слушал, но не подошел ко мне».

В тот день, надо признать, Ален Делон был действительно охвачен горем. Испытывал ли Ари-Кристиан обиду на Делона, который отказался его признать? «Биологический отец не главное в жизни, — пояснил он решительным тоном. - У меня есть духовные отцы, играющие в моей жизни важную роль». Долгие годы размышлений позволили ему сжиться со своей отнюдь не банальной ситуацией. Окажут ли все эти события влияние на отношения в семье Алена Делона? По словам Эдит Булонь, сын не разговаривал с ней семнадцать лет. «И все из-за Ари», — клянется она.

NICO, ARI & PHILIPPE GARREL

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • HTML-теги запрещены
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
r
v
C
6
M
v
Введите код без пробелов и с учетом верхнего/нижнего регистра.